Обсудить на форуме

Малиновый маг

Пролог

Высокий человек в красных одеждах стоял у окна, глядя на медленно плывущие облака. Вечер выдался необычно спокойным, не было ни посетителей, ни гостей, маг наслаждался внезапно выпавшим отдыхом и свежим ветром, обдувавшим его лицо. Однако спокойствие было лишь видимостью – человек ждал вестей от отряда, который должен был вернуться со дня на день. Для беспокойства, конечно, не было причин, но нетерпение сжигало мага изнутри. Он не мог продолжать свои эксперименты, без материала, за которым и были посланы его верные воины. Неужели еще один день так и пройдет в напрасном ожидании. Он корил себя за то, что не снабдил отряд магическим кристаллом. Сделай он это и сейчас мог бы легко связаться с помощниками, узнать, как продвигаются их дела. Но вместо этого ему приходилось лишь ждать. Дверь в келью бесшумно отворилась, маг даже не удосужился развернуться, чтобы взглянуть, кто пришел – чужие вряд ли смогли бы безнаказанно ходить по его дому, к тому же на двери находилась ловушка, магически нацеленная на злоумышленников.
- Какие новости, Хшуг? – произнес он, продолжая разглядывать облако, напоминавшее лошадь. – Не правда ли облака удивительны, их невозможно понять, они не поддаются никакому анализу.
- Господин, Ханхаг вернулся с добычей, столь необходимой Вам. – Ответил слуга, одновременно пытаясь подобрать ответ на вторую фразу мага, но его скудный разум слишком быстро устал от перенапряжения.
Маг резко повернулся к Хшугу, едва только услышал его слова. Его ярко-красные, словно горящие глаза вонзились в орка, отчего тот втянул голову в плечи и уткнул взгляд в пол. Никто не выдерживал взгляда Тракс Вааля - у некоторых он вызывал панический страх, на других действовал гипнотически.
- Ты принес прекрасные вести, Хшуг. – Улыбнулся маг. – Веди же меня к нему.
- Как прикажите, хозяин. – Орк развернулся и, подняв над головой факел, вышел в коридор.
Лоснящаяся зеленая кожа заблестела, отражая свет факела. Гладко выбритый орк уверенно шел по запутанным коридорам особняка Тракс Вааля, освещая хозяину путь.
Остановившись у массивной дубовой двери, орк быстро подобрал нужный ключ и, распахнув дверь, впустил мага.
Тракс Вааль вошел в комнату, сурово взглянув на вальяжно развалившегося на диване орка. Массивный, мускулистый воин, одетый в плотно подогнанную кольчугу, лежал, уткнувшись лицом в подушки, на его гладко выбритой голове был лишь отброшенный на затылок хохол, покрытые мозолями от постоянного использования оружия руки были скрещены на груди.
- Так ты приветствуешь господина, Ханхаг? – процедил маг.
Орк мгновенно вытянулся по струнке, прижав кулак к сердцу.
- Я привел пленников, как вы и приказывали, господин. – Отрапортовал он.
- Это, безусловно, хорошо, мой верный Ханхаг. Но скажи, каковы потери.
- Победа далась нам дорогой ценой – четверо остались на поле битвы, еще трое лишились конечностей, многие ранены.
- Прикажи лекарям заняться ими. – Взмахнул рукой Тракс Вааль. – Теперь же покажи мне добычу.
- С радостью, хозяин. – Кивнул орк. – Они во дворе.
Маг потер камень, висящий на шее, и их окутал туман. Когда дым, наконец, рассеялся, они уже находились вне дома. Взору мага предстали закованные в цепи лунные эльфы – семь женщин и двое мужчин, а также одна эльфийка дроу.
Несмотря на кандалы, они гордо, даже презрительно смотрели на своих пленителей.
- Из-за этих черномазых мы и понесли потери, – шепнул Ханхаг.
«Поясни» - знаком приказал маг.
- Мой отряд подбирался к поляне, где проходил какой-то эльфийский праздник, мы держали оружие наготове, как вдруг появились эти дроу. Началась резня, Гарок решил использовать Ваш жезл, как и было задумано, но на большинство светловолосых он не подействовал. Пришлось вступить в рукопашную. Взять их живыми не представилось ни малейшей возможности. Эта, - орк указал на дроу, зло смотрящую на Тракс Вааля, - осталась жива, лишь потому, что чары Гарока подействовали на нее.
- Ты хорошо потрудился Ханхаг, - маг положил руку на плечо могучему орку. - Материал превосходен. – Произнес он достаточно громко, чтобы пленники смогли услышать его, несколько эльфиек вздрогнуло, но остальные сохранили непроницаемые маски на лицах. – Можешь отдохнуть, друг мой. Награда, обещаю, превысит все возможные ожидания.
На лице орка появилась белозубая улыбка, он был сам не свой от переполнявшей его гордости – еще бы, ведь господин назвал его другом.
- Иди, отдыхай, ты это заслужил. – Отослал его Тракс Вааль, затем поднес к губам перстень, произнеся в него несколько слов. В клубах дыма, возник долговязый юноша в серых одеждах. Он смотрел на учителя с собачей преданностью в глазах.
- Забери материал, Нольдер, ты знаешь, что делать. Считай это завершающим этапом твоего ученичества. – Приказал Тракс Вааль.
- Вы не разочаруетесь во мне, учитель, – с трудом сумел ответить он. Его грудь распирало от счастья, наконец-то господин позволил ему заняться действительно серьезным делом, теперь-то он сможет доказать ему, что три года ученичества прошли не даром.- А ну шевелитесь, остроухие! – Крикнул он, подняв над головой жезл. Орки, державшие в руках концы цепи с силой дернули за них, заставляя эльфов, подчинится приказу.
- Ты ощутишь на себе гнев Лолс, когда ее дети съедят твои внутренности, мужчина. – С ненавистью произнесла дроу, плюнув молодому магу в глаза.
- Тварь! – спокойное выражение его лица сменилось гримасой ненависти, когда маг, протер глаза, - она посмела нанести ему оскорбление на глазах у учителя. Проклятая, мерзкая дроу. Рука сама собой направила жезл на темную эльфийку, слова смертельного заклятья слетели с губ. Гордая, надменная дроу согнулась пополам, взвыв от боли.
- Довольно. – Спокойно произнес Тракс Вааль. – Она нужна мне живой. Забирай остальных и иди, Нольдер, я сам займусь ею.
-Как Вам будет угодно, учитель. – Ученик покорно направил вызванный жезлом луч на цепь, отделяя дроу от остальных пленников.
Когда Нольдер ушел, маг подошел к дроу, резко схватив ее за подбородок, заставляя смотреть ему в глаза.
- Паучиха не спасет тебя. – Произнес он, четко проговаривая каждое слово, как будто вдалбливая в ее мозг. – Ты оскорбила моего ученика, тем самым, нанеся оскорбление мне.
- Когда пауки покроют тебя с ног до головы, и ты будешь молить о пощаде, то я с наслаждение буду наблюдать за твоими мучениями. – С ненавистью ответила дроу, пытаясь вырваться из его хватки.
- Ты можешь извергать поток оскорблений, сколько тебе будет угодно. Поскольку больше тебе ничего не остается. Но мучения, которые ты пророчишь мне, в очень скором времени обрушаться на тебя. Хшуг, голубчик, отведи гостью в ее апартаменты. – Приказал Тракс Вааль орку.

***

Гарок сидел за столом, разложив перед собой пять жезлов. Седой орк с любовью глядел на них, представляя, как использует их в следующей битве. Он провел рукой по резным рукоятям - бывший шаман, а ныне колдун, обожал смотреть на зачарованные предметы, его взгляд проникал в суть этих вещей, позволяя видеть циркулирующие, словно кровь, потоки волшебства.
Жезл мороза – орк дотронулся до покрытого инеем жезла с шестилучевой снежинкой вместо навершия. Приятную прохладу почувствовали его пальцы. «Любой, на кого будет направленно действие жезла, станет глыбой льда», – улыбнулся Гарок.
Зеленая ладонь обхватила следующий жезл – огненный. Пульсирующее тепло согрело окоченевшие пальцы, лоб покрыла испарина. Самый мощный из имеющихся у него жезлов, способный за секунду спалить дом или превратить человека в кучку пепла.
Небесно-голубой жезл лежал третьим, слабый разряд поразил орка, когда тот взял его в руку. Жезл молний, выданный Гароку на случай схватки с закованными в броню рыцарями. Не было ничего более опасного для бронированного воина, чем разящая молния. Орк пригладил вставшие дыбом волосы.
Четвертый жезл был черен, как смоль. Ладонь орка мгновенно отнялась, едва только он коснулся его поверхности – жезл парализации, самый дорогой и самый нужный из жезлов. Отряд Гарока ловил пленников для Малинового мага, Тракс Вааля. Рукопашные схватки в таких рейдах были очень редки – чаще всего Гарок использовал жезл, а затем его воины просто связывали парализованных врагов. Так продолжалось до последнего набега, когда их атака на стоянку лесных эльфов, совпала с нападением дроу. Эльфы попадали словно дрова, едва только Гарок активизировал жезл, но их темные собратья не повели даже глазом. Дроу было всего шестеро против трех десятков, хорошо обученных и вооруженных до зубов орков, но вместо бегства они атаковали. Арбалеты беззвучно выпустили болты, нашедшие щели в почти идеальных доспехах. Несколько воинов упали на землю почти так же, как за секунду до этого эльфы. Тонкий стилет вонзился в шею орку, заслонившему Гарока. Ханхаг бросился вперед, перерубив пополам вставшего у него на пути дроу. Скрывавшаяся за спинами воинов, женщина-дроу произносила молитву на своем поганом языке. Сражавшиеся в первых рядах орки скорчились от боли и стали легкой добычей для искусных воинов-дроу. Еще не вступившие в бой орки пустили в ход луки, утыкав противников стрелами так, что те стали похожи на ежей. Гарок направил на жрицу перстень с изумрудом, прошептав заклятье – Трава под ее ногами выросла до гигантских размеров, опутав ее с ног до головы. Гарок мотнул головой, отгоняя видение. Победа, больше похожая на поражение – четверо убитых, почти все выжившие тяжело ранены, некоторые уже никогда не смогут взять в руки оружие. Не пострадал только Ханхаг, хотя он сражался в самом центре битвы. Гарок взглянул на иссохший палец – проклятый перстень использовал его жизненные силы, но другого способа захватить эльфийку не было, Тракс Ваалю же требовались живые пленники, а не трупы. Взгляд переместился на пятый жезл ядовито-зеленого цвета. Малиновый маг сделал ему прекрасный подарок – жезл отравы. Не решаясь трогать его голыми руками, Орк одел перчатку. Обладание таким жезлом, компенсировало ту боль, которую до сих пор чувствовал Гарок, стоило ему пошевелить пальцем. Гарок жаждал опробовать его на врагах, жаждал поскорее отправится в новый набег.

***

Ханхаг чувствовал себя чужим в светлых коридорах и полных роскоши комнатах особняка Тракс Вааля. Он был воином до мозга костей и не признавал никакой роскоши, за исключением разве что богато украшенных доспехов и оружия. Даже сейчас, в абсолютно безопасном жилище своего хозяина, он не снимал кольчугу, а его руки ни на секунду не выпускали меч. Последняя битва стала для него единственным приятным эпизодом за последние полгода. Орк был готов в одиночку убить всех шестерых дроу. Он лишь улыбнулся, когда несколько болтов смялись, столкнувшись с магией его кольчуги. Ожидавший совсем другого результата, дроу смог лишь заслонить лицо руками, чтобы в следующий миг упасть, аккуратно разрубленным на две равные части. Орк заметил удивление в глазах жрицы, когда ее магия не причинила ему никакого вреда. Но Гарок приказал взять ее живой. Он, конечно, был прав, однако Ханхаг так и не утолил свою жажду крови. Он хотел убивать еще и еще, но ни одного, способного сражаться противника уже не было. Огненно-медное кольцо блестело на пальце орка – награда за удачный набег. По словам мага, оно могло создавать луч пламени. Но на самом деле это была лишь часть награды. Тракс Вааль обещал назначить его командиром настоящей армии – сотни орков и не менее трех сотен гоблинов. А ради этого можно и подождать.

***

Альтис несколько раз взмахнул саблей, рассекая воздух, затем резко вонзил ее в чучело, туда, где у человека находится сердце. Одним прыжком преодолев оставшееся расстояние до второго противника, он перерезал ему горло кинжалом. Дыхание было почти не нарушено, усталости не ощущалось. Вокруг него валялись куски восьми тренировочных кукол. Юноша улыбнулся, убирая оружие в ножны. Он строго следил за своей физической формой, каждый день изнуряя себя долгими тренировками. Со стороны двери раздались скупые аплодисменты – парень резко развернулся, перехватывая кинжал для броска.
- Ты занимаешься не тем, чем должен. – Произнес Тракс Вааль, входя в зал. Тяжело вздохнув, Альтис опустил руку. – Я часто повторяю тебе, что невозможно добиться результата, если занимать себя сразу несколькими делами. Ты в первую очередь мой ученик, а уже после этого Альтис Мангар, сын Доргаса, великого воина востока. Ты сам выбрал путь колдовства и должен ему следовать. Так что будь добр, – займись делом, а не игрой в солдатики.
Юноша с вызовом взглянул в глаза учителю, но не смог выдержать его взгляд.
- Да, учитель. – Через силу кивнул он, направляясь к выходу.
Тракс Вааль с грустью посмотрел ему в след. По жестокой прихоти судьбы, самый способный из его учеников, любил сталь больше, чем магию. В Альтисе не было ни собачей преданности Нольдера, ни жажды знания, которая просматривалась в Вайлане – первой ученице Малинового мага, но он с такой легкостью осваивал сложнейшие заклятья, что порой Тракс Ваалю становилось обидно до слез, когда он видел, какой талант пропадает зря.
Но пора было заняться делом. Нольдер, конечно справится с основным, но сам маг займется наиболее интересным – эльфийкой дроу.

***

Хшуг с силой втолкнул Заар’Лу Кин’Талур в камеру.
- Olot dos!- Вырвалось у нее. Орк и бровью не повел. «Это тупое животное даже не понимает моего языка», - промелькнуло у нее в мозгу. Хотя даже она – гордая и презрительная жрица Лолс – с трудом могла назвать этого орка животным. Хшуг был гладко выбрит, чист до такой степени, что зеленая кожа блестела, одет в красные шаровары и черный жилет, оставлявший открытыми могучие руки с аккуратно подстриженными когтями. В придачу к этому он был надушен каким – то одеколоном и скалился абсолютно белозубой улыбкой. И ходил он, гордо подняв взгляд, в отличие от сутулых рабов-орков, к которым она привыкла в Подтеменье.
Орк захлопнул за ней дверь и прислонился к стене. Она напрасно считала, что он не понимал ее языка. Хшуг с рождения был рабом в Чед Назаде, на его спине до сих пор сохранились кровавые рубцы, оставленные хлыстом его предыдущей хозяйки. Он смог бежать, когда уверенные в своей силе дроу послали в дозор патруль из десятка орков и всего двух дроу-надсмотрщиков. Метко брошенный Хшугом камень пробил одному из них голову, другого просто задавили остальные орки. Потом они бросились прочь от темного города. На поверхность смог выбраться только Хшуг, остальные погибли, а сам он находился на грани между жизнью и смертью. Таким его и нашел Тракс Вааль. Прошло почти восемь лет, молодой и амбициозный Малиновый маг стал могущественным чародеем, а Хшуг прислуживал ему все это время, оставаясь в неоплатном долгу перед ним. Маг подошел к слуге, о чем-то задумавшись.
- Неприятности с учениками?- участливо спросил орк.
- Да, - неохотно ответил Тракс Вааль. – Мальчишка губит талант, сам того не понимая.
- Он одумается. – Подбодрил Хшуг хозяина, но тот уже не слушал его.
- Ты подготовил жилье, для моей гостьи?
- Да, господин, ту самую комнату. – Кивнул слуга.
- Хорошо, Хшуг, можешь идти отдохнуть, думаю, сегодня ты мне не понадобишься.
Дверь отворилась по мановению его руки. Маг несколько раз моргнул, прежде чем смог настроить глаза на непроницаемый мрак. Два огонька смотрели на него из темноты, постепенно он смог разглядеть и саму дроу. Заар’Лу зло смотрела на мага, отметив, что его кроваво-красные глаза видят в темноте не хуже чем она сама.
- Что ты собираешься со мной делать?! – Без тени страха, скорее с вызовом спросила она, гордо подходя к нему. Она как будто уже знала ответ.
Глаза Тракс Вааля полностью привыкли к темноте, он смотрел на ее стройную фигуру, красивое лицо, гладкую эбонитовую кожу. Но маг помнил ее угрозы и ту ненависть, с которой она на него смотрела.
- Да, материал очень хорош, – вполголоса произнес он, а в слух добавил. – Для того, о чем ты думаешь, мне хватило бы и покорных эльфиек.
- Но ты пришел ко мне. – Все еще уверенным голосом ответила она.
- Я пришел, потому, что мои угрозы никогда не бывают пустыми. Поверь мне, не только дроу искусные мастера пыток. – Тракс Вааль щелкнул пальцами и комната озарилась ярким, подобным солнечному, светом.
Заар’Лу вскрикнула, прикрывая рукой в миг ослепшие глаза. Боль растекалась по всему ее телу. Она попыталась закутаться в плащ и забиться в темный угол, но в камере не было ни одного, даже самого крошечного неосвещенного участка. Тракс Вааль довольно быстро перестроился на яркий свет и теперь с улыбкой смотрел на униженную, вжавшуюся в стену дроу.
- Плащ тебя не спасет. – Произнес он. – Ты нанесла мне оскорбление, и теперь будешь страдать. Прощай.
Заар’Лу плюнула ему в спину, крикнув что-то на языке дроу. Маг развернулся, разразившись в ответ целой тирадой отборнейших проклятий, ругани и оскорблений также на языке дроу, преследуя цель не столько оскорбить пленницу, сколько показать ей, что ее положение безвыходно. С особенным усердием Тракс Вааль поносил Паучью Королеву. Маг замолчал столь же внезапно, сколь и начал говорить. Заар’Лу хотела ответить ему, но, подняв взгляд, обнаружила, что он уже ушел. Свет причинял ей немыслимые мучения, но она превозмогла боль и взмолилась Лолс, прося у богини возможность отомстить.

***

Для Тракс Вааля месяц пролетел, как будто это были лишь несколько дней, но многим его слугам ожидание казалось нестерпимым: Ханхаг с рассвета до заката сражался со своими воинами, многих ранил, троих покалечил. Вскоре никто из орков не решался принять его вызов, и воин медленно сходил с ума от тоски. Иногда Альтис скрещал с ним клинки, победа не доставалась ни одному из них – оба падали наземь в изнеможении, с трудом дыша, не в силах подняться. Гарок, у которого руки чесались пустить в ход новенькие жезлы, спалил свое жилище. Но Малиновый маг не замечал скуки охватившей его воинов, он был занят целыми днями, запираясь в своей лаборатории, не пуская в нее даже собственных учеников. Каждый день он посещал дроу, чтобы продолжить пытки. Он пытался сломить ее дух, заставить ползать вокруг него на коленях и молить о пощаде. Заар’Лу Кин’Талур пыталась несколько раз обмануть его напускной покорностью, но маг был слишком проницателен, он пристально смотрел на нее, задавал несколько вопросов, которые, как ей казалось, не имели к делу ни малейшего отношения, после чего приходил к выводу, что она его обманывает. Наказанием была боль. Дроу сама очень любила пытки, любила причинять боль другим, но, ощутив подобное на себе, она едва не лишилась рассудка. Единственное, что поддерживало ее – это жажда мести. Много раз она обдумывала, как будет убивать проклятого колдуна, каким пыткам подвергнет его прислужников, как она будет с наслаждением смотреть на их муки. Под палящими лучами ее одежда превратилась в лохмотья, кожа выгорела, из эбонитовой став серой. Прекрасное некогда лицо покрылось волдырями и ожогами. Маг, приходящий мучить ее, теперь смотрел на нее с отвращением, часто отворачивался. Она поклялась, что прежде чем убьет мага, она изуродует каждый миллиметр его плоти. Ее красота увяла слишком рано по меркам дроу, многие темные эльфийки оставались прекрасными до самой смери, а она уже уродлива, хотя ей нет и ста.

***

Тракс Вааль в этот день надел парадные одежды, приказал войскам облачится в доспехи и построиться перед воротами. Они надеялись, что хозяин пошлет их в новый набег, но маг приказал ждать. Вскоре раздался стук копыт запряженной четверки и скрип колес. Ворота распахнулись, пропуская карету украшенную золотом. Кучер огр дернул поводья, останавливая лошадей. Второй огр спрыгнул на землю и открыл дверцу кареты. Малиновый маг лично помог выйти из нее богато одетой даме – Вайлане, его бывшей ученице. Вслед за ней, вышел проворный и гибкий Арчион-тиланель, старый друг Тракс Вааля и супруг Вайланы. Третьим появился могучий мужчина в частично ржавых старинных доспехах, покрытых полустертыми рунами. Он медленно снял перчатку, протянув ладонь магу. Тракс Вааль с энтузиазмом пожал ему руку.
- Давно не виделись, друг. – Не скрывая радости, произнес он.
- Давно, - кивнул Иоргарх Странник. Посмотрев прямо в глаза магу, он был единственным, кто выдерживал страшный взгляд Тракс Вааля. – Как идут дела?
- Все почти готово. – Гордо ответил маг. – Мой ученик, Нольдер, посвятит вас в детали.
Все такой же молчаливый и невзрачный, юноша поклонился гостям.
Тем временем из кареты вылезла старушенция с младенцем на руках.
- Спасибо, Берта, - произнесла Вайлана, беря ребенка.
- Моя дочурка, - ответил на немой вопрос Тракс Вааля Арчион. – Сюзанна.
- Поздравляю, друг. – искренне сказал маг, крепко обняв полуэльфа, затем поцеловал Вайлану, чмокнул в лобик Сюзанну. – Ну, идемте же. Я приказал накрыть стол.

***

Прошло немногим более пятнадцати лет с тех пор, амбициозный мальчишка, задавшийся целью стать великим магом повстречал Иоргарха – странника, разрушителя, убийцу, жаждущего власти. Молодой маг и могучий воитель обьединились, дабы как можно скорее достичь цели.Дальнейший путь они проделали вместе, пока под стенами Вестгейта к ним не примкнул Арчион, молодой полуэльф, изгой, чужой и среди людей, и среди эльфов. Его сердце было переполнено злостью к обеим расам. Ненависть жгла его изнутри и единственным выходом была игра на скрипке. Чарующие звуки успокаивали Арчиона, давали ему возможность жить. Он стал лучшим скрипачом в стране. С того дня, как Иоргарх спас ему жизнь, полуэльф всегда следовал за ним. Из города в город, из селения в селение. Воитель ждал знамения или что-то искал, по крайней мере, он не потрудился посвятить в эту тайну своих компаньонов. Они исколесили едва ли не весь Кормир, побывали в Сильверимуне, посетили, чуть ли не каждый мало-мальски крупный город. И везде скрипач Арчион имел огромный успех. Своей игрой он покорил сердце Вайланы, дочери дворянина из Вотердипа. Тракс Вааль и Иоргарх тогда наняли труппу актеров, что бы те разыграли слуг Арчиона, перед отцом невесты. Дворянин поверил в то, что Арчион богатый и знатный кормирец, он дал свое благословение, отпустил дочь в поместье мужа. Обещал приехать в гости. Каково же, наверное, было его удивление, когда он обнаружил, что в указанном поместье живет совершенно незнакомый ему господин, а землевладельца Арчиона Лангара отродясь не было в том регионе.
После того как к их компании присоединился Хшуг, они стали все реже заглядывать в крупные города. К тому же Иоргарх начал подготовку к осуществлению своего грандиозного замысла.

***

Хшуг налил гостям чаю и теперь предлагал пирожные. Четверо старых друзей сидели за столом, вспоминая минувшие дни и делясь дальнейшими планами. Иоргарх поглаживал окладистую бороду, тихим, но властным голосом рассказывая о первых успехах.
- Племена Острого Когтя и Черного Зуба присягнули мне, они наиболее сильные в степи, скоро и остальные племена последуют за ними. Численность подвластных мне гоблинов растет с каждым днем, огры и гноллы также проявили интерес к моему предложению.
- Отлично, - с уважением произнес Малиновый маг. – Я даже в самых смелых мечтаниях не мог предположить, что все пройдет столь хорошо. Теперь у нас есть армия.
- Слишком громко сказано, уважаемый Тракс Вааль. – Учтиво перебил Арчион. – У нас есть лишь кучка чумазых орков и орда немытых гоблинов. Что бы сделать из этого армию потребуются годы. Тактика, стратегия, обучение младших командиров. А также броня и оружие.
- Не сгущай краски, Арчион, все не так уж плохо. – Иоргарх сделал несколько глотков и довольно улыбнулся. – Отличный чай, Кара-Турский?
Маг кивнул в ответ.
- Кузницы уже построены и работают день и ночь. – Продолжил Странник. – Скоро оружие некуда будет девать. Простая стража носит доспехи, достойные знатных рыцарей. А с тех пор, как мои рудокопы наткнулись на мифрил…
- Ответ понятен, но ведь без достойной подготовки воинов, все это оружие будет бесполезно. – Скептически заметил полуэльф.
- Я думаю, мне стоит провести небольшую демонстрацию. – Усмехнулся Тракс Вааль. – Мои личные воины-орки, которых вы имели честь лицезреть при входе, покажут свое мастерство. На их подготовку у меня ушло около пяти лет, результат вы уведете буквально через несколько мгновений.
Маг демонстративно хлопнул в ладоши, перемещая себя и своих гостей во двор. Воины, при виде хозяев, выстроились в шеренгу, впереди встал могучий орк в идеально подогнанной кольчуге, сверкающей на солнце.
- Ханхаг, - представил его Тракс Вааль. – Наиболее выдающийся и многообещающий из моих воинов. Рекомендую его в качестве командира.
Маг резко взмахнул рукой, приказав оркам начать сражение. Они разбились на две группы и атаковали друг друга. Несмотря на то, что силы орков были примерно равны по численности, группа, во главе которой находился Ханхаг, одержала быструю победу, во многом благодаря своему лидеру.
- Ты все это подстроил, мошенник. – Прокомментировал Арчион, когда Ханхаг поразил последнего орка, так и не получив ни царапинки.
- Сразись с ним сам, если мне не доверяешь, - улыбнулся маг.
- Я человек искусства, - гордо ответил полуэльф. – Шагырх, сразись с орком.
Могучий огр радостно схватил меч и медленно направился к Ханхагу. Солнце блестело на лысом черепе огра, как недавно на орочьих доспехах. Обнаженный до пояса гигант уверенно шел на орка, казавшегося на фоне огра маленьким и хилым. Шагырх, поигрывая
мышцами, подходил все ближе к противнику. Меч несколько раз рассек воздух – огр продемонстрировал пару замысловатых ударов зрителям, затем издал устрашающий клич и бросился на Ханхага. Лезвие поразило лишь воздух, в том месте, где мгновение назад находился ловкий орк. Шагырх удивленно посмотрел, на молниеносно переместившегося воина и занес меч для нового удара. Оружие вновь вонзилось в пустоту, а в следующее мгновение сверкнул меч Ханхага и кисть огра, с зажатым в ней оружием, упала наземь. Шагырх взвыл, пытаясь остановить кровотечение, но кровь хлестала фонтаном, обильно оросив землю.
- Вылечи его. – Приказал Тракс Вааль стоящему поодаль Гароку. – Теперь вы убедились, что Ханхаг действительно мастер меча.
- Не могу не согласиться. – Кивнул Арчион. – Но остальные - просто мясо в доспехах.
- Не скажи. – Поспорил маг. – Против Ханхага у них конечно не было ни единого шанса, но, поверь мне, они смогли бы победить отряд эльфийской мрази, вдвое превосходящий их по численности.
Последние слова Тракс Вааль произнес, с некоторой опаской косясь на собеседника.
- Не стесняйся. – Хлопнул его по плечу Арчион. – Мы уже не раз обсуждали это – можешь называть их хоть остроухими уродами, хоть безусыми выродками, мне все равно. Однако я был бы не прочь посмотреть на настоящее сражение с участием твоих воинов.
- Придет время - увидишь.
- Прекрасное представление. – Одобрил Иоргарх. – Я надеюсь, что удастся организовать подобную подготовку для всех моих воинов. Сейчас же я вынужден Вас покинуть – пора ехать на встречу, Гришнак будет ставить крест на нашем союзном договоре.
- Отказывается подчиниться? – удивился маг.
- Нет, просто грамоте он не обучен. – Рассмеялся Странник, довольный шуткой. – Ханхаг пойдет со мной.
- Я не против. – Улыбнулся Тракс Вааль. – Жаль, конечно, что ты уже уезжаешь, я только-только собирался рассказать о своей деятельности.
- Арчиону расскажи – он-то остается. – Иоргарх обнял друзей на прощание и сел в карету, орк разместился рядом с кучером. Свистнул хлыст, и четверка лошадей умчала экипаж.
- Итак, приступим. – Потирая руки, произнес маг, ему не терпелось рассказать о своих успехах. – Сейчас я отведу вас в святая святых – свою лабораторию.
- Телепортируемся? – предложила Вайлана.
- Не удастся – я защитил лабораторию от телепортации. – Объяснил Тракс Вааль. – Придется пешком. Пока идем, объясню, что к чему. Месяц назад отряд Ханхага захватил пленников – семерых эльфиек, ими был занят Нольдер и двоих эльфов, которых в виду бесполезности для моих дальнейших планов, пришлось умертвить. – Арчион злорадно усмехнулся, услышав эти слова. – Поскольку бездумно уничтожать материал не в моих правилах я решил сравнить строение эльфийского тела с телом человека. Скажу прямо – пытался найти причину столь странного долголетия эльфов. В божественный дар я не верю по двум причинам – во-первых полуэльфы также живут довольно долго, во-вторых те из людей, кто поклоняется Силдарин не получают столь вожделенного долголетия и еще дроу, отрекшиеся от Карелона, но все же живущие по семь-восемь столетий. Значит, причина крылась в чем-то другом. К сожалению я так и не нашел существенных отличий в эльфийском и человеческом теле. Но я не сдаюсь.
- То есть твои старания не увенчались успехом? – подытожил полуэльф.
- Пока да, более того, я порылся в архивах, а мои шпионы побывали даже в Кенделкипе, - в прошлом уже были попытки раскрыть этот секрет. Один маг работал над этим всю жизнь и в результате стал личом, чтобы иметь возможность продолжать работу. К сожалению, все его труды уничтожены, а сам он уже мертв. Такая же судьба постигла и других. Что-то или кто-то не хочет давать в руки людям бессмертие.
- Силдарин. – Испуганно выдохнул Арчион.
- Нет, скорей всего нечто более приземленное – сами эльфы или какая-нибудь кучка фанатиков, или группа идеалистов. Но довольно об этом, тем более что мы уже пришли.
Массивная дверь отворилась по слову мага, за ней было видно тюремное помещение. Большая часть камер пустовала, в шести сидели эльфийки с отсутствующими взглядами. Со стороны казалось, что они ничего не чувствуют.
- Учитель, я так рад Вас видеть. – Нольдер в неизменно сером одеянии подбежал к Тракс Ваалю и опустился на колени.
- Поднимайся. – Приказал маг. – Где седьмая?
- Умерла. – Виновато произнес Нольдер. – Я не уследил. Они же теперь даже едят только по приказу, ну я забыл про нее – она с голоду померла.
- Весьма прискорбно, но что поделаешь. – Успокоил ученика маг. – За остальными следи пуще глаза. Объясни гостям, как обстоят дела в целом.
Юный маг прокашлялся и принялся подробнейше рассказывать о проделанной работе, точно делал доклад.
- Я использовал заклятья, воздействующие на разум и простейшие пытки, что бы добиться от подопытных покорности. Затем, по прошествии полумесяца, пытки можно было прекратить, зато заклятья напротив пришлось усилить. Мне пришлось основательно покопаться в их головах, прежде, чем я добился полного подчинения. Вот смотрите: стоять!
Все эльфийки мгновенно встали.
- Лежать! Прыгать! Кругом! Ешьте сено!
Команды исполнялись безупречно, последняя особенно развеселила Арчиона.
- Благородные, надменные эльфы! – Хохотал он. – Словно рабы исполняют приказы!
- Рад, что смог доставить другу удовольствие. – Расплылся в улыбке маг. – Нольдер, ты отлично справился. С завтрашнего дня приступим к следующему пункту.
- Благодарю Вас, учитель. – Скромно ответил Нольдер и поклонился.
- Вот смотрю я и думаю все-то у тебя превосходно. – Усмехнулся полуэльф. – Неудачи-то скрываешь, поди!
-Я мог бы конечно солгать, - произнес маг. – Сказать что все хорошо. Но мы же друзья. По-правде говоря – я не смог сделать с одной эльфийкой то, что удалось Нольдеру с семью. Дроу, которую захватили мои воины до сих пор противится приказам. Магия почти не имеет над ней власти, я начинаю опасаться, что ей действительно благоволит Паучиха. Боюсь, что если так пойдет дальше – она станет бесполезна.
- Ну, так избавься от нее и забудь об этом неприятном эпизоде! – Посоветовал Арчион, ободряюще похлопав друга по плечу. – Эти дроу не стоят потраченного на них времени.
- Ты прав, я потерял из-за нее месяц жизни. Придется убить ее, хоть я и не люблю растрачивать материал впустую. К тому же она единственная дроу, которую удалось захватить.
- Не хочешь просто убивать, - хитро прищурился Арчион. – Отдай гоблинам на забаву. Тогда она поймет, что лучше было покориться тебе. Но уже будет слишком поздно.
После секундных размышлений, маг кивнул.

***

Пять десятков гиеноподобных существ расположились в небольшом ущелье, в пяти сотнях шагов от дороги. Гноллы стояли здесь лагерем с самого утра, усталость уже начинала сказываться – многие просто грелись на солнце, другие играли в кости, некоторые спали. Один варил что-то жутко смердящее в походном котелке. Небольшая часть гноллов носила ржавые и грязные доспехи, остальные – обычное тряпье, явно сворованное у людей, так как гноллам оно было мало. Вооружены они так же были разнообразнейшим образом, но большинство все-таки предпочитало копья и алебарды. Главарь смотрелся среди этого сброда, как волк среди шакалов - могучий и высокий – почти на голову выше своих прихвостней, одетый в крепкие доспехи и вооруженный мечем. Он смотрел на остальных гноллов с надменным превосходством.
Карета выехала из-за поворота на огромной скорости, остановившись рядом с вожаком гноллов. Спрыгнувший с козлов орк открыл дверцу, из кареты появился Иоргарх.
- Я рад встрече, Гришнак. – сказал он, стараясь не показывать свое отвращение к этой своре.
- Ты заставил меня ждать! – отрывисто пролаял гнолл. – Считаешь себя главным. Ты много на себя берешь, человек.
- Я беру то, что могу взять, гнолл. – Голосом, твердым как сталь, произнес Иоргарх. – Ты и твои псы подчинятся мне.
- Я – Гришнак Рыжая Грива - вожак пяти десятков воинов! – Зло пролаял гнолл, опуская лапу на рукоять меча. Несколько стоящих рядом гноллов угрожающе зарычали, оскалившись. – Ты можешь принять меня как равного или убирайся.
- Равного?! – прорычал орк. – Ты грязная гиена, способная лишь тявкать! Ты умрешь, если позволишь себе подобное отношение к хозяину!
- Нас пятьдесят воинов! – Оскалился Гришнак. – А вас только трое…
Рык застыл в горле гнолла, когда что-то черное вонзилось в его глаз. Вожак как подкошенный упал, в его голове зияла идеально круглая дыра. Остальные гноллы опасливо покосились на страшного человека, отступая.
- Еще храбрецы есть? – спросил Иоргарх, поигрывая еще одним черным ножом, который, казалось, был соткан из самой темноты. Гноллы завыли, побросав оружие. – Кто теперь ваш вожак?
Стая сбилась в кучу, выталкивая из своей среды, отчаянно сопротивляющегося гнолла. Поняв, что скрыться ему не удастся, новый вожак сжался и, опустившись на колени, подполз к Иоргарху.
- Не убивайте, милосердный повелитель, - скулил он, одновременно пытаясь лизать сапоги человека. – Мы – ваши слуги.
Иоргарх презрительно сплюнул, глядя на это ничтожество – гордый Гишнак нравился ему больше.
- Я принимаю вашу службу. – Произнес он. – Берите оружие и следуйте за каретой.

***

Пять скрюченных зеленых тел валялись на забрызганном кровью полу. Трупы гоблинов были жестоко изуродованы, у троих конечности валялись отдельно. Заар’Лу Кин’Талур смотрела на них и на ее губах появилась зловещая улыбка. Маг совершил ошибку, не убив ее сразу, и теперь разделит судьбу этих зеленых уродцев. Конечно он не получит столь легкой смерти, она отплатит ему за все мучения, которым он подверг ее. Дроу накинула на плечи плащ, висевший у двери. Затем произнесла молитву во славу Лолс, прося Королеву Пауков дать ей сил отомстить. Змееголовый хлыст появился перед нею – оружие высших жриц, тех, кто пользовался благосклонностью Лолс. Сама Заар’Лу, не надеялась на это, она просто должна стать орудием мести своей Богини. Маг зашел слишком далеко, когда оскорбил Паучью Королеву, теперь Лолс требовала его сердце. Жрица не могла заставлять Богиню ждать. Взяв оружие в руки, она вышла в коридор, она знала куда идти – Лолс вела ее. Орк-стражник шел ей на встречу, но он слишком поздно заметил скрытную дроу. Он хотел позвать на помощь – свистнул хлыст и змеиная голова попала в его раскрытый рот, вцепившись в язык, другая укусила орка в шею, третья обвилась вокруг, сжимающей меч, руки. Стражник в судорогах повалился на пол, дроу вынула у него из-за пояса кинжал и перерезала глотку. Дверь, из которой вышел орк, все еще была открыта и жрица направилась туда.
В комнате, склонившись над детской кроваткой, спиной к входу, сидела женщина, напротив нее находилась древняя старуха, заметившая вошедшую дроу. Кинжал вонзился в горло, хотевшей закричать старухе и та умерла почти мгновенно. Вайлана среагировала почти столь же быстро. Магесса развернулась к дроу, ее пальцы уже плели узор заклятья, а магические слова сами слетали с губ. Огонь поразил занесшую хлыст жрицу, плащ занялся пламенем и Заар’Лу была вынуждена потратить несколько мгновений, что бы сбросить его. Вайлана уже была напротив нее и произносила следующее заклинание. Змеиные головы, шипя, набросились на нее. Женщина увернулась, но заклинание оказалось потеряно. В зубах одной из змей остался клок ее платья. Дроу приготовилась к следующей атаке. Не ожидавшая нападения в доме учителя, магесса не приготовила много боевых заклинаний и теперь была почти беззащитна перед лицом разъяренной Заар’Лу. Змеи вновь опустились на нее, Вайлана заслонила лицо руками. Браслет на ее руке сверкнул, окутав Вайлану едва заметным коконом – змеиные головы отлетели в сторону, наткнувшись на неожиданное препятствие. Кольца, на пальцах женщины активизировались сами собой, обрушив на дроу потоки магии, но Заар’Лу не обратила на них внимания. Малиновый маг слишком долго терзал ее тело - она перестала чувствовать боль. Змеи обвились вокруг магессы, кусая и притягивая ее к дроу. Жрица схватила Вайлану за голову и резким рывком сломала шею. Переступив через остывающее тело, дроу подошла к кроватке, желая убить и ребенка.
- Стой на месте, гадина! – Голос, полный горечи и злобы, донесся от двери. Дроу, развернувшись, метнула кинжал, которым собиралась перерезать девочке горло, в говорившего. Лезвие рапиры отразило смертоносное жало, кинжал звякнул, упав на каменный пол. – Моя ошибка стоила жизни моей жене. Ее уже не вернуть, но ты отправишься следом!
Глаза Арчиона слезились от скорби и ненависти, стиснув зубы, он бросился на дроу. Жрица увернулась от его выпада, нанеся удар хлыстом. Ядовитые клыки вонзились в плечо, черная пелена заволокла глаза полуэльфа, он продолжал наносить удары вслепую, ориентируясь на слух, но дроу двигалась слишком тихо. Силы покидали скрипача, он с трудом держался на ногах, в любой момент ожидая смертельного удара.
Дроу спокойно подняла упавший кинжал, не опасаясь, что отравленный полуэльф сможет напасть на нее. Рука занесена для броска – один удар и враг падет мертвым. Свист рассекаемого воздуха предупредил Заар’Лу об опасности, она развернулась, защищаясь хлыстом. Две отрубленные головки упали на пол, третья вцепилась зубами в лезвие сабли, останавливая удар. Перед дроу стоял одетый в черное юноша, с радостной улыбкой на лице.
- Неужели вторжение дроу?! – С надеждой воскликнул он, ударяя кинжалом. Жрица парировала, разозленная появлением нового противника. Парень ловко вырвал саблю из челюстей змеи, разрубив хлыст у рукояти, змея попыталась уползти, но он раздавил ее окованным сапогом. Лишенная оружия, дроу попыталась отступить, одновременно прося помощи у Лолс. Альтис почувствовал, что теряет контроль, над своим телом. Рука, державшая саблю, онемела, ноги подкосились, чтобы не упасть он схватился за стену левой рукой. Деревенеющим языком он попытался произнести заклятье. Дроу продолжала молиться, каждое слово, слетавшее с ее языка, гулким эхом отдавалось в голове молодого чародея, нарушая концентрацию. Следующий удар едва не вывернул его наизнанку. Заар’Лу приготовилась нанести завершающий удар, когда почувствовала острую боль в груди. Дроу опустила взгляд, увидев, острие рапиры, пронзившее ее. Арчион, переборовший змеиный яд, поразил ее в спину. Лезвие выпало из ослабших рук дроу, а еще через мгновение упала и она сама, произнося проклятье умирающими устами.
- У нас завелись дроу… – попытался пошутить Альтис, чувствуя, что боль уходит, но, взглянув на скорбное выражение лица полуэльфа, склонившегося над мертвой женой, осекся на полуслове.

***

Все собравшиеся на похороны были в одинаково черных нарядах, даже Тракс Вааль надел иссиня-черный плащ поверх красных одежд. Арчион и Малиновый маг стояли перед могилой, с печальными лицами, позади них находились Нольдер и Альтис, а также несколько десятков орков, склонивших головы.
- Ты сокрушался, что не имеешь достаточно дроу для опытов. – Прервал молчание полуэльф. – Я достану их столько, что некуда будет девать, живых и мертвых, мужчин и женщин, старых и малых! Узнай, из какого города пришла проклятая дроу, и я разрушу его до основания!
- Успокойся, - осадил его маг. – Не нам тягаться с дроу в Подтеменье. Горечь потери затмевает твой разум, то, что ты предлагаешь – самоубийство.
- А я ищу смерти! – Воскликнул полуэльф. – Позаботься о моей дочери, друг. Шагырх, за мной!
Арчион покинул владения Малинового мага, неся в сердце лишь желание убивать. Дороги Кормира стали сценой, на которой он играл свою смертоносную музыку.

***

Степь огласилась лязгом железа и шумом тяжелых шагов. Отряд орков, закованных в доспехи, строевым шагом двигался к укрепленному лагерю Сорингеса, огненного великана. Великан возглавлявлял небольшое войско, три дня назад вторгшееся в земли вождя Ортаха Однорукого. Предводитель орков постучал в ворота частокола, они со скрипом распахнулись, пропуская отряд внутрь. Основную часть войска Сорингеса составляли огры и гиганты с холмов, располагавшиеся вокруг костров, также присутствовали небольшие группы кобольдов и гоблинов, выполнявших роль прислуги и пушечного мяса. В центре лагеря стоял огромных размеров шатер, охраняемый двумя великанами в ярких одеждах.
Командир отряда жестом приказал оркам остановиться и вошел в шатер. Сорингес сидел на ковре, потягивая вино из громадного кубка. Его карие немигающие глаза уставились на вошедшего орка. Орк также оглядел собеседника: огромный даже по меркам своего народа, великан достигал роста в шесть метров, а ширина его могучих плеч достигала двух с половиной метров. Огненная борода опускалась до пояса, а рыжие нестриженные лохмы лежали на плечах. Пепельно-серое лицо было покрыто шрамами.
- Я - Ханхаг, посланник великого Иоргарха. - Представился орк, отвесив поклон. - Мой господин желает знать, по какому праву вы находитесь на земле его вассала.
- По праву сильного! - Великан со злостью смял кубок, оставшееся вино забрызгало его одежду и бороду. - Ты смеешь задавать подобные вопросы мне - Сорингесу Пламяносцу! Убирайся из моего лагеря и передай своему хозяину - я буду делать то, что желаю, потому что мне нет равных в этой степи!
В доказательство своих слов Сорингес поднялся на ноги, стукнувшись головой о каркас шатра, который не был рассчитан на его рост. Великан охнул и согнулся в три погибели, грозно смотря на орка.
- Твой ответ понятен. - Орк перехватил поудобнее свое копье и метнул его в лицо великану. Находившийся в столь неудобном положении, великан не смог увернуться и копье вонзилось ему в глаз. Предсмертный крик вырвался из глотки Сорингеса, а секундой позже великан упал и земля содрогнулась. Вслед за ним обрушился шатер, так как голова великана сломала каркас.
Ханхаг, довольный проделанной работой, вышел на свежий воздух. На него с удивлением смотрели великаны-охранники. Меч сверкнул подобно молнии, срубив с плеч голову одного и вонзившись в сердце другому. Охранники глухо попадали на землю.
- Убить всех. - Приказал орк своим воинам.
Щелкнули арбалеты, болты вонзились в еще не пришедших в себя огров и великанов, многие попадали замертво. Гоблины с визгом бросились к воротам, но десять орков загородили выход. Лишенные командира, великаны даже не пытались организовать сопротивление. Вскоре все они были мертвы.
- Голову Сорингеса отрубить и взять с собой, лагерь сжечь. - Распорядился Ханхаг, довольный столь быстрым и безупречным исполнением приказа хозяина.

***

Иоргарх сидел на походном троне, выкованном из чистого мифрила, в пещере, некогда бывшей тронным залом великого вождя Ортаха Однорукого. Теперь же старый орк располагался по правую руку от своего сюзерена - месяц назад он принес присягу Иоргарху, полностью покорившись воле великого завоевателя, объединившего племена орков, гоблинов и кобольдов. Шум шагов предупредил человека о появлении Ханхага.
- Мой господин, - поклонился орк. - Ваш приказ выполнен - Сорингес больше не является помехой.
Повинуясь взмаху его руки, двое орков втащили голову великана.
- Метко. - Произнес Иоргарх, глядя на пустую глазницу Сорингеса. - Рассказывай.
- Я передал ему приказ покинуть Ваши земли, но он отказался. - Довольно ответил орк. - Пришлось убить его и всех его воинов.
- Глупо! - Человек вскочил с трона, в два шага преодолев расстояние до Ханхага, черное лезвие меча уперлось в грудь орку. - Ты должен был убить только великана, а войско подчинить мне!
Орк опустил взгляд, краем глаза заметив, что та часть доспехов, которой коснулся темный меч обратилась в ничто.
- За свою ошибку я готов принять смерть! - Гордо воскликнул Ханхаг, бросаясь на лезвие, но меч исчез.
- Живой ты полезнее. - Объяснил Иоргарх. - Искупишь свою вину службой.

***

Отряд рыцарей ехал по лесной дороге, Шестеро конных воинов и два десятка пехотинцев возвращались в Вестгейт, после почти трехнедельной охоты за бандой Красной Стрелы. Эти бандиты два года терроризировали окрестности города, прячась после набегов в лесах. Но теперь они были мертвы, только главарь плелся за отрядом, привязанный к седлу - его будут судить и, скорее всего, казнят.
Странный силуэт показался на дороге, немного приблизившись, воины смогли разглядеть его - некто эльфийской наружности сидел на придорожном камне и поглаживал пышные усы. Именно по усам стало понятно, что это полуэльф. Он был одет в богатые одежды - бархатные зеленые штаны, черную шелковую рубашку и расшитый золотом камзол. Надменно оглядев рыцарей, полуэльф встал.
- Назови себя. - Приказал командир отряда.
- Я - Арчион-тиланель, - представился он, открывая лежавший на камне футляр и доставая скрипку. - Известный на весь Кормир скрипач.
Полуэльф сыграл несколько нот, обрушив звуковой удар на рыцарей - лошади встали на дыбы, сбрасывая седоков, пехотинцы повалились на землю, зажимая уши руками.
Скрипка была величайшим оружием, созданным Тракс Ваалем. Малиновый маг вложил в инструмент разрушительную и могущественную магию, которая действовала только на тех, кого хотел поразить скрипач, остальные слышали лишь чудесные, завораживающие звуки. Смычок Арчиона вновь коснулся струн, подвергая мучениям людей. Многие из них оглохли, другие умерли, не выдержав игры Арчиона.
- Не правда ли музыка прекрасна и смертоносна? - Произнес полуэльф, любуясь результатами выступления. Он театрально поклонился публике и убрал инструмент в футляр.
- Бесподобно, маэстро. - Ответил однорукий огр, скрывавшийся в тени деревьев.
- Это лишь начало концерта. - Пообещал Арчион.

***

Он никогда не снимал этих ржавых, покрытых полустертыми рунами доспехов, но коричневый плащ скрывал их от посторонних взглядов. Никто не видел, что бы он носил с собой оружие, но в бою в его руках появлялось лезвие цвета кромешной тьмы. Иоргарх, могучий правитель степи, великий вождь десятков орочих и гоблинских племен, король огров и холмовых великанов. С каждым днем количество его подданных росло. Наиболее близкие к степи леса были вырублены, для постройки грандиозного города, будущей столицы великой империи, которую задумал создать этот могущественный человек. Сотни кузнецов-дуэргаров ковали оружие и доспехи в подземных кузницах, бесперебойно снабжая армию нелюдей. Монарх планировал победоносным маршем пройти по прилегающим к степи землям, захватить несколько городов и заставить такие королевства как Кормир признать его государство. С тех пор, как он поставил на колени Рауринга Огнебородого, владыку огненных великанов и подчинил своей воле несколько племен великанов морозных, Иоргарх не боялся начать войну с любым королевством. Тридцатитысячная армия ждала его приказаний - армия, в которой каждый гоблин был экипирован не хуже, чем королевская стража Кормира.

Глава 1

На дворе стояла осень, работы в поле уже закончились и крестьяне занимались собственным хозяйством - кто чинил прохудившуюся крышу, кто заготавливал дрова на зиму. Деревня состояла из семнадцати дворов. Тишину лишь изредка нарушал лай собак, и крики птиц. Стук копыт, скачущей галопом лошади, крестьяне услышали задолго до того, как всадник влетел на ней в деревню.
- Гоблины! - истошно вопил парнишка, скача к дому старосты. - Банда гоблинов движется сюда!!!
Староста - могучий мужчина с окладистой черной бородой - появился на крыльце.
- Дорби, мальчик мой, что ты так орешь? - Спросил он, заспанным голосом. - Какие гоблины?! Снова ищешь предлог остаться дома?
Грозный вид старосты немного смутил парня, но он все же твердо сказал:
- Гоблины идут сюда, два десятка, если не больше. Я заметил их, и что есть мочи помчался обратно. Через час, если не раньше они будут здесь.
- Отобьемся. - Уверенно произнес староста. - Созывай всех, парень.
Староста Раглан раньше служил в войске барона Милиориса Кансара, собственно говоря, за верную службу он и получил под свое управление деревушку. Гордый воин скучал по былой славе, по битвам, в которых ему довелось принять участие. Самой примечательной была компания против орков пятилетней давности, когда разросшееся племя зеленошкурых гуманоидов угрожало владениям барона. В трех кровавых сражениях небольшая рать Кансара наголову разбила орду клыкастых дикарей. Раглан собственноручно умертвил десяток орков. Конечно же, он не боялся гоблинов, и представлял предстоящую битву просто весельем. За то время, что он был старостой, он заставлял деревенских парней упражняться с оружием один день в неделю, вместо полевых работ. Теперь-то они покажут, на что способны. Староста надел кольчугу и шлем, снял со стены меч. Когда он, наконец, был готов к бою, у его дома столпились все жители деревни.
- Гоблинов мы не боимся! - Громко сказал он. - Но все же женщин, детей и стариков я прошу уйти в поле. Остальные пусть берут оружие и готовятся к бою.
Никто не стал спорить с Рагланом - крестьяне уважали его и не смели прекословить его приказам.
Скоро три десятка вооруженных крестьян собрались перед его домом. Конечно, у них не было брони, а вооружение составляли вилы и топоры, но они были полны решимости.
Ведомые Рагланом, они покинули деревню и приготовились встретить гоблинов стрелами.
Вскоре показались и сами гоблины - два десятка маленьких существ с кожей светло-зеленого цвета, надвигались на людей, выстроившись в две шеренги - впереди шли одетые в кольчуги и вооруженные саблями, позади лучники в кожанках. Также во второй шеренге двигался главарь в волчьей шкуре.
- Стре-ляй! - Приказал староста. Крестьяне спустили тетивы, предвкушая как стрелы пронзят гоблинов. Однако шедшие в первой шеренге слаженно подняли щиты, приняв на них большую часть стрел. Затем выстрелили гоблины. Несколько крестьян упали, другие, крича от боли, выронили оружие и пытались извлечь из ран стрелы. Две стрелы звякнули о кольчугу Раглана.
- В рукопашную! - Воскликнул он, бросаясь на врага. Оставшиеся крестьяне последовали за ним. Сабли гоблинов сверкали на солнце, разя без промаха, их главарь пробормотал несколько слов, и одного парня охватило пламя. Сабля особо резвого гоблина нашла брешь в защите Раглана, плечо пронзила острая боль, меч выпал из ослабшей руки.
- Да простят меня боги. - Прошептал он и бросился бежать. Несколько парней удивленно провожали его взглядом - их могучий и бесстрашный староста спасался бегством. Раглан добежал до оседланной лошади, привязанной к дому. Быстро вскочив на нее, он галопом помчался к замку барона Кансара.
Больше в тот день никто не спасся - сражавшиеся пали, бежавшие в поле люди были найдены и убиты гоблинами.
Это был лишь первый удар. В течение следующего месяца банды гоблинов разорили несколько десятков деревень. Они появлялись внезапно и исчезали сразу после того, как убивали всех, кого могли найти.

***

Крестьяне в спешке покидали деревни, едва только слышали, что в округе появились отряды гоблинов. Тысячи людей срывались с насиженных мест, пытаясь найти убежище в городах. Стража и войска тщетно пытались вступить в бой с гоблинами.
Молодой сэр Тернион, паладин Хелма и рыцарь ордена Недреманных Стражей, держал путь из Малкарига в центр волнений. Всевидящее Око - Хелм желал знать, что заставляет крестьян в панике бежать. В организованных и вооруженных лучше, чем городская стража, гоблинов, в Малкариге не верили. В три года Тернион был отдан родителями в храм Хельма на обучение, он получил прекрасное образование, знал многие молитвы и трактаты древних мудрецов. Недавно Тернион прошел посвящение и был выбран самим прелатом для этой опасной миссии. Чем дальше он удалялся от города, тем сильнее чувствовал неясную, но ужасающую угрозу. Судя по нескончаемому потоку беженцев, банды гоблинов были больше, чем просто преувеличением. Но сэр Тернион знал и другое - сами гоблины не способны на столь изощренную тактику, а значит их кто-то ведет. И рыцарь принял решение выяснить имя того, кто ведет зеленошкурых, прежде чем возвращаться в Орден.
- Благородный сэр! - Прервал его размышление деревенский парень, один из многих беженцев, ехавших навстречу рыцарю. - От имени своей деревни, я прошу у Вас защиты!
Тернион еще не привык к подобным просьбам, поэтому он склонился к просителю.
- Говори.
- Гоблины, сэр рыцарь. Мою деревню хотят разграбить гоблины. Люди не успеют бежать, нас всех убьют. - Голос крестьянина срывался на плачь. - Прошу Вас защитить деревню, людей!
Но Тернион колебался, прелат приказал лишь добыть информацию, а не вступать в бой. С другой стороны, если он оставит этих людей на погибель, то такой поступок сделает его недостойным звания паладина. Чашу весов перевесил последний довод - сразившись с гоблинами, он сможет, возможно, захватить пленников и допросить их.
- Веди! - решительно кивнул рыцарь.

***

На этот раз гоблины выбрали своей целью крупное село, богатые дома. Люди не хотели бросать имущество, нажитое столь тяжким трудом в течение нескольких поколений. Они пытались забрать с собой каждую вещь, которую только могли, разве что только дома по бревнам не разбирали. Колеса перегруженных телег увязли в грязи. Тернион с жалостью и презрением смотрел на эту картину. Он уже несколько раз упрекнул себя за то, что согласился помочь этим людям.
- Жадность отвратительна, - чуть слышно произнес он. «С другой стороны, не все же имеют столь крепкую волю»,- подумал рыцарь.
- Благодарю доблестного рыцаря за то, что он не бросил в беде простых людей. - Дряхлый старик, незаметно подошедший к Терниону, дребезжащим голосом поприветствовал паладина.
- Это мой долг, - с достоинством ответил молодой рыцарь. - Вы староста?
Старик кивнул.
- Мне понадобятся все, кто способен держать оружие. - Сказал Тернион. - Я поведу людей, но и они должны приложить все усилия для победы.
- Вы слышали господина! - Крикнул староста. - Берите топоры!
- Чтобы не случилось. - Говорил Тернион. - Не отступайте. Покажете гоблинам спины, и они перебьют всех вас. Вперед!!!
Взмахнув мечом, рыцарь пришпорил коня, бросившись на показавшихся гоблинов. Зеленошкурые лучники не успели прицелиться, их стрелы лишь вскользь ударили по крепким доспехам. Рыцарь ураганом налетел на первую шеренгу гоблинов, копыта коня втоптали одного в землю, меч обрушился на второго, разрубив щит, которым тот пытался прикрыться, и погрузившись в его грудь. Тернион с отвращением взглянул на кровь, покрывшую его меч, и продолжил схватку.
- Урра-а-а!!! - Закричали крестьяне, обрушившись на первую шеренгу гоблинов, прорванную атакой Терниона. Гоблины второй шеренги, отбросив луки, выхватили сабли и бросились на помощь своим теснимым собратьям. Нечленораздельный визг вырвался из глотки главаря - гоблина, в пластинчатых доспехах и шлеме с конской гривой - взмахнув булавой, он лично вступил в бой.
Один гоблин запрыгнул на круп коня, вцепившись в Терниона и стараясь сбросить его. Рыцарь был вынужден отпустить поводья, чтобы избавиться от лишнего седока, но другой гоблин в это время поднырнул под коня, перерезав подпруги. Конь поднялся на дыбы, сбросив обоих седоков. Падая, Тернион раздавил державшегося за него гоблина. К несчастью он оказался не способен подняться на ноги, словно черепаха, перевернутая на спину, тяжелые доспехи не давали ему ни малейшего шанса. Но ободренные его успехом, крестьяне уже теснили налетчиков, четверо мужиков подхватили Терниона и, кряхтя, поставили на ноги, услужливо поднесли меч.
Рыцарь с трудом держался на ногах, но все же двинулся на врага. Еще трое гоблинов пали от его меча, прежде чем он столкнулся с их предводителем. Шипастая булава описала дугу, метя в живот Терниону, но он успел подставить меч, оба противника с трудом удержались на ногах. Гоблин разъяренно взвизгнул, раскрутив булаву над головой, меч паладина поразил его в плечо, но доспехи оказались крепче, чем рассчитывал Тернион. Гоблин лишь пошатнулся и в следующий момент метнул булаву, рыцарь сжал зубы от боли - смяв доспехи, оружие гоблина раздробило его колено. Но и зеленошкурый радовался недолго - упав на колено, Тернион вонзил меч ему в шею. Хрип вырвался из горла зеленошкурого, но это было не предсмертное проклятие, а приказ. Сражавшиеся гоблины в мгновение ока перестроились и стали отступать, вскоре пятеро из них остановились, приготовившись к схватке, а остальные бросились бежать. Преследовавшие их крестьяне были вынуждены сражаться с оставшимися, позволив большей части уйти.
Тернион хотел излечить свое колено, но внезапно осознал, что вполне возможно, кому-то из раненых нуждается больше него. И действительно - многие из крестьян были тяжело ранены, рядом с паладином корчился в агонии, держась за разрубленный живот, тот парень, что привел его в деревню. Тернион исцелил его, хотя понимал, что если вовремя не вылечит колено, останется хромым на всю жизнь. Более-менее здоровые крестьяне перевязывали раненых, уносили убитых. По подсчетам старосты - единственного грамотного человека в деревне - погибло около пятнадцати крестьян, еще шестеро находились при смерти, остальные ранены. Из гоблинов убиты только те, кого сразил Тернион и пятеро, прикрывавшие отступление.
- Победа!!! - Раздался дребезжащий голос старика. - Мы отстояли свои жилища. Да здравствует сэр Тернион. Да благословят его боги!
- Гоблины вернуться. - Превозмогая боль, произнес рыцарь. - Вы лишь выиграли время, чтобы уйти, следующую атаку отбить не удастся. Я отправлюсь в Малкариг и вернусь с отрядом воинов. Мы покараем гоблинов, с благословением Хелма.
Несколько крестьян помогли рыцарю забраться на коня, так как разбитое колено лишило его возможности самостоятельно передвигаться.
- Сэр, подождите. - Парнишка, излеченный Тернионом, подбежал к рыцарю. - Возьмите меня с собой, я обязан вам жизнью, а вы нуждаетесь в помощнике.
- Паладин ни в чем не нуждается. - Гордо ответил Тернион, собираясь пришпорить коня.
- Но я желаю вернуть Вам долг! - взмолился парень.
- Хорошо, - согласился Тернион, взвесив все за и против. - Лошадь есть?
- Все будет! - Расплылся в улыбке староста - парень был его внуком.

Глава 2

Полтора десятка гоблинов вступили в недавно покинутую деревню. Осторожно озираясь по сторонам, они двигались по дороге, пересекавшей деревню. После столь позорного бегства первого отряда, сюда были посланы лучшие воины, но они не встретили сопротивления. Более того, в деревне не осталось никаких ценностей, которыми можно было бы поживиться. Лишь пыль и тараканы. Рослый гоблин в черных доспехах, командир отряда, внезапно приказал всем выстроится в линию - ему показалось, что среди домов мелькнула чья-то тень.
- Да чего нам бояться. - Послышалось из-за крайнего дома. - Это всего лишь гоблины. Выйдем и прикончим их за все то зло, что они причинили людям!
- Хорошо, - ответил другой голос.
Восемь человек появилось из-за дома и медленно пошли навстречу гоблинам. Их плащи развевались на ветру, открывая взорам зеленошкурых отличные кольчуги, и оружие, висевшее на поясах. Люди беззвучно приближались к нелюдям, на их лицах застыла решимость и бесстрашие. Впереди шел преклонного возраста мужчина с перевязанными на лбу шнурком седыми волосами. Одна его рука лежала на рукояти меча, другая гладила идущего рядом с ним волка. На плече другого воина, вооруженного копьем, сидела сова.
- Прежде, чем мы убьем вас, отродья тьмы! - Гулким басом произнес старик, остановившись на расстоянии двадцати шагов от гоблинов. - Я хочу знать, кто за всем этим стоит.
- Ты узнаешь лишь имя своего палача, следопыт. - На безупречном всеобщем ответил предводитель гоблинов. - Я - Гульнан, вождь племени Сломанной Кости, приготовьтесь умереть за все те смерти, которым вы подвергли моих собратьев!
Двуручник Гульнана сверкнул на солнце, когда он приказал гоблинам атаковать. Следопыты были готовы к подобному повороту событий, и держали оружие наготове. Их не смущало численное превосходство врага, ведь они сражались за правое дело.
Деревня огласилась свистом рассекаемого воздуха и звоном оружия, обе стороны мастерски сражались, явного перевеса не имел никто. Волк повалил зазевавшегося гоблина и разодрал ему горло, сова вцепилась в лицо другому, стремясь выклевать глаза, но удар сабли превратил ее в комок слипшихся от крови перьев. Один из следопытов пропустил удар гоблина, и сабля вонзилась ему в бок, еще две пронзили его грудь. Старик сразил двоих противников, схватившись с Гульнаном. Зазубренный меч гоблина уже был обагрен кровью нескольких врагов, но Гульнан жаждал собственноручно убить вражеского командира. Нервы одного из следопытов не выдержали - он бросился бежать. Гоблины не стали преследовать его, сконцентрировавшись на оставшихся врагах. Мечи двоих предводителей вырисовывали в воздухе замысловатые фигуры, высекая искры при столкновении, Гульнан и старый следопыт стоили друг друга. Доспехи гоблина покрылись царапинами и вмятинами от ударов старика, но и тот уже был ранен, а в его кольчуге зияли дыры. Метко брошенное копье вонзилось в спину следопыту, окровавленное острие вышло у него из груди. С презрением взглянув на своего убийцу, старик упал замертво.
- Как ты посмел?! - Вырвалось у Гульнана.
- Главное - победа! - С вызовом ответил бросивший копье гоблин.

***

- Жалкое зрелище, многоуважаемый Ханхаг. Врагов вдвое меньше, а они тратят столько времени. - Произнес писклявый голос.
- Красуются! - Сплюнул его собеседник. - Ты должен серьезно заняться дисциплиной в своем отряде, Гнулш. Нет ни четкой слаженности действий, ни даже простейшей координации, создается впечатление, что каждый дерется сам по себе.
- Какой позор - нести потери при столь очевидном преимуществе! - Всплеснул руками Гнулш. - И это - лучшие из моих воинов!
- По крайней мере, они победили. - Усмехнулся Ханхаг, глядя на поединок Гульнана и старика. - Я до последней минуты сомневался, что этот сброд способен на что-либо, кроме разорения беззащитных крестьян. Если бы со мной были мои воины из «Стального Кулака», вот тогда бы мы повеселились.
- Вы сгущаете краски, командир, - обиженно произнес Гнулш. - Пусть мы не так сильны, зато нас много и мы сражаемся до конца!
- Этого казнить. - Резко приказал Ханхаг, указав на метателя копья. - В нем нет воинской чести!
- Ханхаг! - внезапно раздался голос сзади. - Этот, который убежал, бежит сюда.
Чувствовалось, что говоривший с трудом подбирал слова.
- Встретим. - Решительно приказал Ханхаг.

***

Суро было стыдно до боли, но страх смерти гнал его прочь от места битвы. Там гибли его друзья и соратники, а он что есть мочи мчался к лесу, он был уверен, что деревья спасут его от сабель гоблинов. Но он поклялся, что отомстит, как только оправиться от позора - ведь именно он столь храбро предложил в открытую напасть на гоблинов и, теперь другие расплатятся за его браваду. Суро бежал, не разбирая дороги, стараясь поскорее покинуть это ужасное место.
Впереди появились неясные силуэты, молодой следопыт остановился, обнажив сабли. Неужели ему придется вновь вступить в бой? Четверо врагов шло ему навстречу - Впереди широкоплечий орк в мерцающей кольчуге, следом гоблин с арбалетом в руках, а за его спиной еще двое гоблинов, каждый на полторы головы выше своего предводителя. Что-то сверкнуло, Суро мгновенно взмахнул саблями, отпрыгивая в сторону. Следопыт удивился сам себе - кинжал, брошенный орком, вонзился в дерево за его спиной, арбалетный болт отбила сабля, а копья гоблинов пролетели всего в нескольких дюймах от его тела.
- Хорош! - Оскалился орк. - Я лично прикончу его.
- Но приказ… - Пискнул главный гоблин.
- Я сам себе приказ! - Гордо воскликнул орк, обнажая меч.
- Господин будет недоволен, Ханхаг. - Привел последний аргумент Гнулш.
- Это мое личное дело! Приготовься умереть, человечек!
Две сабли отразили первый удар Ханхага, Суро с трудом устоял на ногах, чувствуя, что ему никогда не одолеть орка. Орк громко рассмеялся, нанося следующий удар, следопыт сумел отразить и его, затем Ханхаг обрушил на противника такой град ударов, что Суро пришлось пятиться и отбивать удары скорее наугад, чем осознано. Внезапно он заметил брешь в обороне орка и нацелил удар прямо в сердце, другой рукой следопыт отвел меч Ханхага в сторону. В глазах орка появился ужас - смертоносное жало сабли неотвратимо приближалось к его груди, но зачарованная кольчуга вспыхнула зеленым светом, ослепив следопыта. Рука Суро онемела, сабля выпала из нее, орк вновь рассмеялся, заставляя следопыта отступать. Гнулш схватил упавшую саблю, восхищенно осмотрев ее.
- Будет мое. - Усмехнулся он.
- Забирай своих холуев и приготовь отряд к отступлению. - Приказал Ханхаг. - Я закончу развлечение и присоединюсь к вам.
Гнулш кивнул - и гоблины оставили поединщиков.
Следующий удар Ханхага поверг Суро наземь, орк пнул его, отбрасывая к дереву. Следопыт взвыл от боли, но не выпустил из рук оставшуюся саблю. Надеясь на чудо, он поднялся на ноги, все тело ломило, ослабевшие руки с трудом удерживали оружие, казалось, что сама смерть пришла за ним.
- Думаешь, почему ты еще жив? - Внезапно спросил орк, остановившись в трех шагах от Суро. - Просто я давно не брал в руки меч и кто знает, когда возьму снова. Поэтому ты еще поживешь, пока мне не надоест с тобой драться!
Удар меча рассек кольчугу, оставив на груди следопыта шрам. Суро парировал следующий выпад Ханхага, но тот ударил его в пах коленом. Взвыв от боли, Суро рухнул как подкошенный. Колено орка врезалось в лицо Суро, отбрасывая его на спину. «Это не орк, а демон какой-то». - Мелькнуло в голове следопыта. - «Он же непобедим». Суро ужаснулся, на секунду представив, что где-то может быть армия таких чудовищ, смерти он уже не боялся, но жалел, что не сможет прихватить орка с собой.
- Ты недостойный противник. - Подвел черту Ханхаг. - В тебе нет воинского духа, нет силы и воли. Мне надоела эта потасовка, даже ничтожнейший из гоблинов сильнее тебя.
Спокойный голос орка был полон презрения ко всему роду людскому. Оскал вновь появился на лице Ханхага, когда он занес меч над поверженным противником. Внезапно хрип вырвался из горла орка, он выронил из ослабевших рук меч и упал навзничь, стукнувшись затылком о камень. Что-то хрустнуло, и из его рта показался наконечник стрелы.
С трудом подняв голову, Суро увидел своего напарника - молодого полуэльфа, сидевшего в засаде во время битвы.
- Вовремя я?! - улыбнулся он, помогая человеку встать.
- Мог бы и пораньше. - Осадил его Суро.
- Мог, но получилось бы не столь эффектно, - отшутился полуэльф. - К тому же я был уверен, что ты и сам справишься.
- Гоблин упер мою саблю, орк чуть не сделал из меня фарш, а ты в чем-то еще был уверен! Ладно, нужно отомстить за гибель остальных.
- Я всегда готов!
- Подожди, - остановил его Суро. - Понадобится намного больше людей. Лансиас, нам придется собрать большой отряд - тридцать бойцов, не меньше. А сейчас сними с этого бритоголового кольчугу - чует мое сердце, нам она пригодится больше.
- Тебе кольчугу. - Кивнул полуэльф, глядя на испорченную броню друга. - А мне меч… и кольцо.
Поспешно добавил он, когда увидел на пальце орка красивое колечко, светящееся красным.

***

Голова гоблина упала рядом с телом. Гульнан вытер клинок и убрал его в ножны.
- Есть вещи важнее победы. - Сказал он, плюнув на труп. - Приказ выполнен, хотя мне и не по душе было убивать своих, Гнулш. Я желаю знать, где Ханхаг?!
- Он добивает следопыта, которого вы упустили. - Огрызнулся маленький гоблин. Гнулш дожил до седины и терпеть не мог, когда кто-то выражает ему неповиновение, но они с Гульнаном были равны, поэтому старый гоблин затаил злость.
- Тогда что здесь делаешь ты? Охранять командира - твоя задача! - Рявкнул на него Гульнан.
- Ханхаг не нуждается в охране - он непобедим! - Сорвался на хрип Гнулш. - Он лично приказал мне уйти. Собирай воинов - мы покидаем деревню!
- Не покинем, пока командир лично не распорядиться! - Прошипел Гульнан. - Вы двое, найдите Ханхага!
Повинуясь приказу, гоблины побежали в лес.
- Хочешь выглядеть лучше в глазах командира, Гульнан?! - Усмехнулся старый гоблин. - Не удастся - Ханхаг был очень недоволен твоим ведением боя. Убиты шестеро воинов и это при неоспоримом преимуществе.
- Мои бойцы впервые столкнулись с профессиональными воинами. - Попытался оправдаться Гульнан.
Гоблины вернулись, неся на плечах мертвого и полуголого орка. Оба командира застыли с отвисшими челюстями.
- А где кольчуга? - выдавил из себя Гнулш.
- Ее не было. - Тупо ответил один из бойцов.
- В Бездну кольчугу! - Рявкнул Гульнан. - Ханхаг мертв! Ты хоть понимаешь, чем это грозит нам!
- Смертью. - Прохрипел Гнулш. - Если мы не предоставим генералу убийцу и мародера.
- Теперь уже не предоставим. - Махнул рукой молодой гоблин. - Он вероятно уже далеко убежал. Заберите мертвых, отходим!

***

- Приветствую тебя, благородный сэр Тернион. - Произнес обычное приветствие прелат Вергинзар, но в его голосе чувствовалось нетерпение. - Какие новости принес ты?
- Я вступил в бой с гоблинами, чтобы определить степень угрозы. - Ответил Тернион, глядя в глаза командиру. - То, что мы считали слухами, подтвердилось - гоблины и впрямь очень сильны, я предполагаю, что они лишь часть чего-то большего. Кто-то ведет их, кто-то, снабдивший их прекрасной броней и оружием, кто-то, обучивший их тактике. Я предлагаю послать воинский отряд или даже небольшую армию.
- У меня нет повода не доверять тебе Тернион, но твои слова… В них не так то легко поверить. В конце концов, гоблины могли найти броню…
- Для этого им пришлось бы разграбить все захоронения дварфов в регионе! - Перебил молодой рыцарь. - Со всем моим к вам уважением, командир - я считаю - броня была сделана специально для гоблинов и тот, кто это сделал либо имеет собственные кузни, либо достаточно богат, что бы заказать сотни кольчуг у тех же дварфов.
- Дварфы не ведут дел с гоблиноидами, мой юный друг. - Осадил его прелат, немного недовольный столь фамильярным тоном Терниона.
- Это говорит лишь о том, что этот некто человек или даже эльф! - Вырвалось у паладина.
- Эльф, говоришь ты, что ж это все объясняет, - просиял прелат, даже не обратив внимания на грубость подчиненного. - Дроу - они вполне могли снарядить гоблинов - раз.
Исходя из тех скудных сведений, которые я имею, они держат многих гоблиноидов в рабстве - два. И, наконец, три - свет им неприятен, поэтому они и послали гоблинов. Остается правда непонятным - зачем? Но дроу невозможно понять.
- Соглашаюсь с вашей мудростью, господин прелат - Преклонил колено Тернион, сжав зубы - ибо боль все еще не покинула его. - Если это дроу, то все мы в опасности.
- Именно поэтому я снаряжу отряд для поиска и уничтожения всего, что посмеет выползти из-под земли. - Прелат до последнего надеялся, что угроза невелика, но если за всем действительно стоят дроу - мерзкие темные эльфы, коварные и вероломные порождения зла, изгнанные под землю много веков назад, - то действовать нужно без промедления.
Вергинзар, глава Ордена Недреманных Стражей, выполнял и функции военного управления Малкаригом, а значит, отвечал за жизнь каждого его жителя. Страшно подумать, что случится, если дроу пригонят орды зеленокожих под стены города - необходимо нанести первый удар! Загнать эту мерзость обратно в Подтеменье! Прелат был уверен, что Орден располагает всеми необходимыми для этого ресурсами, к тому же, в крайнем случае, он мог обратиться за помощью к барону Айзану Шарску или Высочайшему Стражу Лургеру - Первосвященнику Хелма в Малкариге. Однако подобное прелат считал излишним - все же в Орден входили полторы сотни знатных рыцарей, а также больше тысячи простых воинов, к тому же каждый боец в городе горел желанием вступить в Орден.
- На бой с гоблинами пойдут сэр Дроган, сэр Данат, сэр Натаниэл, сэр Заиль, сэр Маралион, сэр Ваисирион и сэр Арсилис. А также сэр Тернион. Поведет их благородный сэр Вексион!

***

Рыцари покинули город поздним вечером, кони грациозно вышагивали по мощеной дороге, начищенные доспехи блестели в лучах заходящего солнца, стяги развевались на ветру. Следом за девятью доблестными паладинами ехали их оруженосцы, а за ними шли, чеканя шаг, пехотинцы Ордена. По плану, предложенному Тернионом, отряд должен был добраться до деревни, в которой происходило сражение, а затем двигаться по следам гоблинов или, если повезет, наткнуться на гоблинов, которые вполне могли еще быть в деревне. Несмотря на предупреждение Терниона, рыцари не считали гоблинов противниками и скорее ждали встречи с таинственными темными эльфами.
- Кто-нибудь из вас сражался раньше с дроу? - спросил сэр Вексион.
- Нет, - ответил за всех сэр Данат - широкоплечий человек с лицом покрытым шрамами. - Но мы все сражались с орками, троллями и великанами.
- Можете забыть о своих предыдущих битвах. - Совершенно серьезно сказал командир. - Потому что они теперь ровным счетом ничего не значат - дроу опаснее любого великана, хитрее и изворотливее. Их оружие - яд и магия. Я когда-то вступил в битву с дроу - и лишился руки. Орден заплатил немалые деньги дварфам-кузнецам, чтобы они выковали мне новую руку. Поверьте - Лучше выйти на бой с дюжиной огров, чем с одним дроу. Всем держать оружие наготове!
- С нами благословение Хелма! - Воскликнул Занген - священник Хелма, присутствующий в отряде по приказу Лургера - стремясь поднять дух воинов.
«Обнадежил», - произнес про себя сэр Вексион, чувствуя, что если и впрямь продеться сражаться с дроу, то потери неизбежны. Старый паладин оглядел рыцарей, ехавших рядом с ним - все они, за исключением Даната и Натаниэла, недавно прошли посвящение и еще не участвовали в сражениях. Разве что Тернион бился с гоблинами.

***

- Возблагодарим Хелма за пищу и воду освященную, - произнес Занген, едва только отряд остановился на ужин и ночлег. Рыцари и простые воины помолились Хелму и приступили к трапезе. Лишь жрец и Вексион ограничились утолением жажды - Занген по причине обета взятого им на время пути, паладин же ожидал ночной атаки и потому посчитал разумным не отягощать себя пищей.
Десять воинов охраняли сон отряда, ожидая смены караула. Луна скрылась за, внезапно набежавшими, тучами и дозорные зажгли факелы, однако огонь не разогнал мрак, туман окутал их, и люди ничего не видели на расстоянии вытянутой руки.
- Вы преследуете гоблинов, - отвратительный скрипучий голос раздался в шаге от сэра Заиля, стоявшего на страже. - Мы можем помочь вам. Рассказать об их предводителе…
- Сначала назови себя! - Твердо произнес молодой рыцарь, покрепче сжав рукоять меча. - Я желаю знать, с кем имею дело!
- К чему тебе это, благороднейший воин, достаточно того, что он предал Хозяев, а вы преследуете его за вероломное нападение на беззащитных крестьян, - последние слова неизвестный произнес с особым презрением, в то время как о таинственных Хозяевах он говорил с явным страхом и уважением. - Наши интересы совпадают - так объединим же усилия, п-паладин (говоривший сплюнул), уничтожим его!
- Назови себя. - Повторил паладин, стараясь не показать того страха, что чуть не овладел им. Волны ужаса накатывались на его разум, но разбивались о стену воли и веры, Заиль мотнул головой, отбрасывая прочь остатки страха. - Назовись! Я не желаю разговаривать с трусом, скрывающим свое имя!
- Ашс-с-с, - неохотно ответил неизвестный. - Теперь ты доволен, рыц-с-сарь. Приступим к делу?
Молодой паладин почувствовал, что нечто зловещее проникает в его разум, пытается подчинить себе. Сэр Заиль вознес молитву Хелму и выхватил меч.
- Покажись Аш! - Заиль внезапно осознал, сколь ужасающее зло таиться в тумане, всего в двух шагах от него. - Выходи зло и прими правосудие Хелма!
Крик паладина разбудил многих воинов, и они спешно принялись облачаться в доспехи, часовые бросились на помощь рыцарю.
- Ты из-с-сбрал с-свою судьбу, паладин, - прошипел Аш, выходя из тумана.
Сэр Заиль поначалу различил лишь крылатый силуэт, но затем Хелм словно раскрыл ему глаза - перед рыцарем стоял покрытый черной чешуей демон с огромными кожистыми крыльями и когтистыми лапами, а его длинный хвост бил землю, отшвыривая в стороны комья грязи и мелкие камушки.
- Теперь вы вс-се умрете! - Демон бросился на паладина, но подоспевшие воины вонзили в чудовище копья. Аш яростно вырвал копья, покрывшиеся отвратительной черной липкой жижей, что была его кровью, и резким движением притянул к себе воинов. Острые, как кинжалы, зубы сомкнулись на шее одного, могучие лапы разорвали второго пополам. Налитые кровью глаза Аша вонзились в Заиля, ошеломленного столь внезапным поворотом событий.
- Демон! - Вырвалось у него. - Оружие к бою! Демон напал на нас!!!

***

Щегольски одетый полуэльф - белоснежная рубашка, черные штаны и сапоги, и зеленый с золотым шитьем камзол - сидел на недавно срубленном дереве, нервно теребя ус. Рядом с ним лежала рапира в украшенных золотом ножнах и черный футляр для скрипки. «Двадцать лет, - подумал он. - Прошло уже двадцать лет». Арчион-Тиланель когда-то был знаменитым на весь Кормир скрипачом, но за последние два десятка лет он обрел совсем другую известность - славу безжалостного убийцы, отправившего на тот свет несколько сотен людей и нелюдей. Конечно, власти Кормира не знали, что именно он убил всех этих несчастных, но за его голову была назначена поистине королевская награда - десять тысяч золотых. «За предоставление неопровержимых доказательств смерти безбожного убийцы, прозванного Бичом Дорог, властями полагается сообщившему награда в десять тысяч золотых; за поимку и последующую передачу оного преступника в королевский суд полагается награда в пятнадцать тысяч золотых и, наконец, за предоставление властям сведений о личности убийцы и его местонахождении полагается вознаграждение в тысячу золотых». Вспомнил Арчион объявление глашатая в последнем городе, который он посещал. Несчастный народ считает его деяния ужасными и бесчеловечными.
- Глупцы! - Воскликнул полуэльф, сжав кулаки. - Они не представляют себе, что ждет их впереди!
Скрипач потратил двадцать лет жизни не только на убийства - он искал артефакты, обладавшие невиданной мощью. И нашел их. Через что только не пришлось пройти Арчиону, что бы добыть их, но теперь они были в его руках, а точнее в надежном месте и ждали своего часа. Внезапно полуэльф почувствовал чье-то присутствие. Он мгновенно спрыгнул на землю, краем глаза заметив в луже свое отражение, и зло наступил на него подкованным сапогом - некогда Арчион был удивительно красив, но теперь на его лице появились морщины, годы брали свое, но скрипач не желал с этим мириться. И морщины и седина появились у него после смерти жены, двадцать лет назад, тогда он был убит горем и не ведал что творит. Именно тогда он совершил первое убийство, отомстив за любимую, но этого ему показалось мало - он продолжил убивать, часто подстегивая себя мыслями о том, что раз мертва его Вайлана, то и другие не должны жить. Эти мысли вскоре растаяли словно дым, но жажда убийства и разрушения осталась. Его жертвами становились одинокие путники и вооруженные патрули, торговые караваны и банды разбойников - никто не мог противостоять смертоносной магии, таившейся в струнах скрипки. Чарующие и прекрасные звуки несли смерть всем, кого желал убить Арчион.
«Они выследили меня! - Метались мысли полуэльфа, пока он выбирал куда бежать. - Но откуда они узнали, где я? Как они узнали кто я?» Арчион бросился вглубь леса, оставляя глубокие следы в рыхлой от недавнего дождя земле. Он чувствовал, что за ним идут несколько десятков врагов - лучших кормирских стражей. К счастью для Арчиона, они не знали точно, где он и поэтому прочесывали весь лес, разделившись на небольшие группки.
Но у полуэльфа не было желания сталкиваться с ними - он еще не был готов дать бой тем, кто мог быть защищен от смертельной музыки, а в том, что они хорошо подготовились к облаве, скрипач был уверен. Также ему не давал покою другой вопрос - как он смог узнать о приближении врагов. Неужели это его эльфийское наследие, связь с лесом? Арчион отбросил прочь ненавистную догадку.
- У меня нет ничего общего с остроухими ублюдками! - Крикнул он в пустоту, погрозив небу кулаком. Внезапно Арчион вспомнил, что в лесу было еще одно существо - верный слуга скрипача и возможно даже друг - огр Шагырх. Полуэльфу оставалось только надеяться, что хитрый людоед сможет избежать встречи со стражей.
Услышав за спиной звук шагов, Арчион резко обернулся и увидел, приближавшегося к нему воина с обнаженным мечем.
- Пришло время умирать, нелюдь! - Зло произнес кормирец, приближаясь к скрипачу. - На твоих руках смерть сотен невинных, как только тебя еще земля держит!
Арчион молниеносно перебросил футляр в левую руку и выхватил рапиру, парируя удар стражника.
- Не говори гоп, пока… - полуэльф прервался для выпада, затем отбил удар противника.
Ярость застилала глаза воину, он желал убить полуэльфа как можно скорее и поэтому совершал ошибки, которые человек с холодным рассудком никогда бы не допустил. Меч рассек рукав камзола, едва не задев руку и заставив Арчиона отпрыгнуть от противника.
Несмотря на то, что скрипач обучался фехтованию у величайшего, по мнению полуэльфа, мастера - Иоргарха Странника, ученик из Арчиона вышел неспособный. Несколько лет тренировок как будто пропали даром - полуэльф фехтовал на уровне новичка. С другой стороны, Арчион никогда не считал рапиру чем-то жизненно важным - его оружием была музыка. Удар воина едва не выбил рапиру из его рук, с каждым ударом, полуэльф отступал, стараясь завести врага в чащу, туда, где тот не смог бы найти свободного пространства для должного размаха. Арчион уставал, к тому же скрипка мешала быстрому движению, но расстаться с ней полуэльф не мог. Догадавшись о замысле убийцы, стражник решил покончить с ним немедленно - обманным движением воин заставил Арчиона раскрыться и нанес удар в грудь. В этот самый момент полуэльф поскользнулся в луже и упал, меч воина рассек воздух и он сам, не удержавшись на ногах, рухнул на скрипача. Придавленный весом бронированного стражника, Арчион издал полный боли стон, но все же нашел в себе силы ударить врага эфесом по голове. Тело воина обмякло, и Арчион сбросил его в грязь, брезгливо взглянув на свой испачканный костюм. Выхватив кинжал, полуэльф собрался было прикончить стражника, но передумал, решив, что тот может обладать интересной информацией. Взмахом кинжала, Арчион превратил плащ стражника в рваные лоскутки и скрутил ими руки противника, а затем и ноги. Скрипач зло пнул воина, приведя того в чувство и сломав несколько ребер.
- Имя, звание! - Потребовал полуэльф, ткнув кончиком рапиры в шею стражнику.
Стражник сцепил зубы, решив, что лучше умрет, чем скажет хоть слово этому чудовищу, но, подумав, пришел к выводу, что не раскроет государственной тайны, назвав свое имя.
- Эрсен, сержант личной стражи Серых Орлов… - Сержант смолк, поняв, что сболтнул лишнее. - Ты все равно умрешь! Мы поймаем и выпотрошим тебя!
- Ярость побежденного, - усмехнулся Арчион. - Избавь меня от своих нападок - ты связан, а я вооружен. Как вы узнали, что убийца я? Сколько человек в отряде? Кто ведет? Отвечай! - Рапира вонзилась в руку воина, затем вновь уткнулась в шею.
- Подонок!!! - Процедил Эрсен, сжав зубы от боли. - Ты ничего от меня не узнаешь!
- Отвечай! - Рявкнул Арчион и черты его красивого лица исказились в гримасе ярости. Рапира пронзила воину ногу, а кованый сапог вновь прошелся по ребрам.
- Хорошо, - выдохнул стражник. - Наш маг говорил с убитыми тобой, нелюдь! Они раскрыли твое имя и приметы. Мы окружили лес - тебе не скрыться! Лучше сдавайся сразу… А-а-а!!!
Сапог Арчиона раздавил правую кисть воина, сделав из пальцев кровавое месиво.
- Отвечай на поставленный вопрос!
- Нас ведет Мирсар Адсинир, агент Его Величества, ублюдок!
- Не стоит напоминать про мое происхождение. - Спокойно произнес полуэльф, резким движением рапиры отсекая ухо Эрсена. - Кто еще знает обо мне? Говори! - Приказал Арчион, сдавив здоровую руку стражника.
- Убей меня, но я не предам своих! Больше ты не заставишь меня говорить! - Вместе со словами, изо рта воина потекла струйка крови, и полуэльф решил больше не пытать его, хоть пытки и доставляли Арчиону удовольствие. Скрипач поднес руку к лицу стражника, перстень с бриллиантом сверкнул, на миг, ослепив сержанта, и тот стал послушной марионеткой скрипача. Эрсен на одном дыхании поведал убийце все о своем командире, о членах отряда, их вооружении и планах. И, самое главное - о том, что кроме отряда Мирсара, никто не знает правды о скрипаче.
- Хорошо, Эрсен, ты сослужил мне отличную службу, но боюсь, больше ты не нужен.
Кинжал чиркнул по горлу воина, отправляя того в царство мертвых.
Теперь полуэльф знал о своих противниках и решил поиграть с ними, перед тем, как начать настоящее веселье. Кинжал и рапира заняли места в ножнах, футляр удобно расположился в левой руке Арчиона, убийца стряхнул остатки успевшей высохнуть грязи с камзола и решил продолжить путь, но заметил среди деревьев, чью-то тень.
- А, ну выходи! - Крикнул он, вновь выхватив кинжал и приготовившись к броску.
- Это я, маэстро, - послышался глухой бас. Закутанный в плащ великан вышел к полуэльфу, сложив руки на груди, - вместо правой кисти, потерянной в давней битве, у него был острый кинжал, на боку висел широкий меч. Шагырх был верным спутником полуэльфа на протяжении двадцати лет, всегда готовый обнажить меч и вступить в бой по приказу Арчиона.
- Ты видел солдат?
- Да, маэстро, они повсюду. - Кивнул огр. - Мы окружены.
- Иди сюда. - Приказал убийца. - Мне нужно уладить одно дело, прежде чем мы уйдем.
Долго ждать не пришлось - тяжеловооруженные воины вышли из-за деревьев, нацелив на убийцу и огра арбалеты. Вперед вышел широкоплечий воин в шлеме, скрывавшем лицо.
- Ты арестован за убийства, полуэльф, - произнес он. - Ты можешь сдаться и дожить до суда, после которого тебя казнят, а можешь сопротивляться и мы, с удовольствием прикончим тебя!
Воин рассмеялся, и его смех подхватило несколько солдат, остальные сохранили суровые лица и продолжили держать преступников на прицеле.
- Ни то, ни другое, Мирсар. - Улыбнувшись, произнес Арчион. - Я уйду сейчас, но мы еще встретимся.
Скрипач схватил огра за руку и резко крутанул перстень на мизинце правой руки, воины выстрелили, но болты поразили лишь пустоту, на том месте, где секунду назад находились преступники.
Арчион и Шагырх перенеслись на окраину леса, перстень телепортации стал горсткой пепла, но полуэльф остался доволен. Он оскорбил Мирсара и теперь тот, скорее всего, посчитает делом чести - лично поймать его, а значит, не передаст информацию властям.

Глава 3

Стоны раненых и умирающих витали в воздухе - лагерь паладинов превратился в побоище, изуродованные трупы валялись повсюду. Занген и его послушники не могли излечить всех, поэтому в первую очередь помогали смертельно раненым, а уж затем остальным. Прошлой ночью демон Аш атаковал лагерь и многие храбрые воины погибли, прежде чем отважный сэр Заиль смог вонзить меч в черное сердце демона. Но Аш пришел не один - еще пятеро меньших демонов вырвались из тумана, напав на противоположный край лагеря. Оружие простых воинов не наносило им никакого вреда, лишь, когда сэр Вексион возглавил людей, демоны почувствовали боль. Удар благородного рыцаря снес одному из демонов голову, остальные вступили в схватку другими рыцарями и потерпели поражение.
- Изыди абишай! - Возопил Занген, плеснув в морду последнему демону освященной воды. В одно мгновение от демона осталась лишь небольшая лужица.
Однако, несмотря на доблесть воинов, потери были ужасны - два десятка воинов погибли во время битвы, еще полтора - скончались от ран. Многие лишились конечностей. Сэр Арсирис был разорван на куски Ашем в первые мгновения битвы - он ближе всех находился к демону и бросился на него, перерубив мерзкие крылья, но абишай пронзил его своими когтями. Жертва Арсириса позволила Заилю убить демона. В груде мертвых тел был обнаружен израненный сэр Ваисирион, самоотверженно бросившийся на абишаев, спасая жизни нескольких воинов. Разгребая очередную груду тел, жрецы с трудом могли определить, мертв ли человек или без сознания.
Лишь к концу дня, изрядно поредевший отряд смог продолжить путь. Мертвых погребли, тяжелораненых отправили обратно в Малкариг, под охраной пяти легкораненых воинов. Семеро рыцарей ехали впереди, а за ними двигались четверо выживших оруженосцев и пять десятков пехотинцев, среди которых почти все имели ранения. Сэр Вексион, в свете ночного нападения, еще больше уверился, что их главный враг - дроу.
- Эти демоны были призваны темными эльфами. - Твердо сказал он.
- Я почти согласен с вами, уважаемый Вексион. - Произнес Занген, ехавший рядом. - Но дроу вызывают не Абишаев - эти твари живут в Девяти Кругах Адовых, а темные эльфы связаны с Бездной и их порочной Богиней.
- Повтори помедленней, у меня голова кругом идет. - Признался Вексион, который мало смыслил в теологии, ибо всю жизнь посвятил уничтожению зла, а не изучению трактатов.
- Не стоит, - произнес жрец. - Просто я сомневаюсь, что наш враг - именно дроу. Вполне возможно, что мы столкнулись с врагом иным, но не менее могущественным.

***

Разоренная гоблинами деревушка вновь огласилась звоном доспехов, стуком копыт и кованых сапог. Отряд Вексиона въехал в нее глубокой ночью. Усталые воины принялись разбивать лагерь, но рыцарь знаком приказал им остановиться. Ему показалось, что в деревне есть кто-то еще. Меч покинул ножны, впрыгнув в руку рыцаря. Он был готов к любому повороту событий.
Высокий мужчина в кирасе подошел к паладину. В тусклом свете факелов, Вексион разглядел незнакомца - он был сед, но еще полон сил, мышцы бугрились под одеждой, на боку находился длинный меч.
- Ирсентий Стрельник. - Представился он.
- А, знаменитый следопыт, убивший больше орков, чем кто бы то ни было. - Улыбнулся паладин. - Я - сэр Вексион, рыцарь Ордена Недреманных Стражей. Мы преследуем гоблинов, напавших на эту деревню.
- Приятное совпадение. - Кивнул следопыт. - Мои люди занимаются тем же и мы, кажется, можем объединить усилия.
- Почту за честь. - Согласился рыцарь. - Сколько с тобой людей?
- Два с половиной десятка…
- Мы взяли след, командир! - Перебил Ирсентия смуглый парень, лет двадцати. - Можем начать преследование!
- Следуйте за моими орлами, - махнул рукой Стрельник. - Бьюсь об заклад - через два дня мы их нагоним.

***

Отряд Гульнана присоединился к остаткам разбитого Тернионом отряда и уже третий день двигался к условленному месту. Тело Ханхага попеременно тащили сильнейшие из гоблинов, но и они слишком быстро выдыхались. Гнулш несколько раз предлагал захоронить тело, но затем вспоминал, что орк был одним из наиболее влиятельных офицеров армии, и его похороны должны были быть очень пышными.
Лишь появление третьего отряда, груженного добычей и, что самое главное, имевшего шесть телег, вселило радость в сердца усталых гоблинов. Тело орка, тут же завернули в какую-то ткань и бросили на дно телеги. Командир Хишшик подчинился Гульнану и передал командование.
- Я послал нескольких разведчиков в лес, могучий Гульнан, - Произнес Хишшик, становясь рядом с Гульнаном, ростом он едва достигал бронированному гоблину до груди. Однако среди гоблинского воинства уже давно ходили слухи о хитрости Хишшика.
- И что же? - спросил Гульнан.
- Вас преследует немалое войско, могучий, - прошептал Хишшик. - Около сотни вооруженных людей. Нам не справиться с ними.
- Значит, прибавим шагу. - Коротко приказал командир.

***

Холод пронизывал до мозга костей, а метель застилала глаза любому путнику, рискнувшему придти в это негостеприимное место. Зима безраздельно владела этой землей. Лишь сильные и здоровые люди смогли здесь выжить - это были гордые варварские племена, жившие в гармонии с природой и чтившие предков. Также среди снегов смогли выжить племена орков и гоблинов, кланы великанов и стаи йетти, сражавшиеся за пропитание с варварами и друг другом. Так продолжалось, пока в Долину Ледяного Ветра не пришли люди с юга. Слабые и хилые по северным меркам, они очень быстро смогли вытеснить коренных жителей с их исконных земель и основали несколько поселений, названных «оплотами цивилизации, на краю дикой и враждебной природы». Но на самом деле они были захватчиками, прочно обосновавшимися в своих городках, ставших недосягаемыми для нападений их менее цивилизованных соседей. Лишь однажды варварские племена объединились, чтобы уничтожить южан, но были разбиты и оказались на грани уничтожения.
Десятки ледяных статуй стояли в небольшой пещере, ставшей домом колдуна, желавшего видеть долину под своим владычеством. Врагов, попавших к нему в плен, он обращал в лед, увековечивая их боль и страдания. Кардик Гериид обожал смотреть на эти статуи, которые он считал настоящим произведением искусства, так как они помогали ему забыть о цели его пребывания в холодных землях. Наместник Долины Ледяного Ветра, так звучал его титул, но Кардик был наместником лишь в своих мечтах. О, если бы он понял, что ему самому придется устанавливать свою власть, он, не задумываясь, прогнал бы того странного человека, чьи глаза светились кроваво-красным светом. Три года назад Кардик был обычным колдуном, каких немало в Кормире, но затем некто в красных одеждах нанес ему визит и предложил власть и силу. Кардик не смог отказаться, он был околдован и испуган блеском алых глаз гостя, к тому же молодой маг желал стать чем-то большим, чем был. Малиновый маг на полном серьезе предложил ему править Долиной Ледяного Ветра, на том условии, что Гериид присягнет ему на верность. Два года назад Кардик прибыл в Долину в сопровождении лишь шести воинов (двое из которых уже погибли), данных ему для охраны во время пути. Каково же было его удивление, когда он понял, что они - его единственные подданные. Ни одно существо в Долине не только не желало признавать власть нового наместника, но даже и не знало о его появлении. Сам же Кардик, столкнувшись с суровой реальностью, не спешил объявлять о себе. За пять месяцев вялой и неохотной деятельности, сподвижники Гериида подчинили ему несколько орочих племен. Причем за последнее время в этих племенах сменилось около десятка вождей, признанных недостаточно лояльными к наместнику. Кардик предоставил всю полноту власти своим охранникам, а сам развлекался тем, что пополнял коллекцию ледяных статуй. Он прекрасно понимал, что, продолжая работу подобными темпами, править всей Долиной ему удастся только в глубокой старости, и поэтому проклинал Малинового мага, все население Долины разом и кормирское правительство заодно, но не принимал никаких действий, полностью отстранившись от управления подвластными ему племенами.
Стены уютно обустроенной пещеры, тепло в которой сохранялось лишь благодаря магии, стали ненавистны Кардику, свое жилище он называл не иначе, как тюрьмой. Поэтому он каждый день, укутавшись в шубу, ходил в соседнюю пещеру - Ледяной Музей.
В данный момент войско Гериида состояло из почти двух сотен орков, но этого было слишком мало, что бы захватить даже один городок из десяти. Более того, Кардик сомневался, что он и его прислужники смогут контролировать большее количество орков, и это отнюдь не улучшало ему настроение. Все, чем в настоящее время занималась доблестная армия Его Светлости Наместника Долины Ледяного Ветра, так это нападениями на одиноких путников и малочисленные отряды, забредавших слишком далеко от населенных пунктов.
На какой-то миг Кардик отвлекся от удручающих мыслей и взглянул на ближайшую статую. Что-то в предсмертной гримасе несчастного вызвало у наместника не обычную радость, а приступ тошноты и он в ярости разбил статую.
«Даже это прекрасное место не может теперь развеять тоску! - подумал маг. - Скоро я сойду с ума, если не покину проклятую пещеру!»
Одна из статуй внезапно зашевелилась, приблизившись к наместнику.
- Ну вот, уже видения начались, - прошептал Кардик.
- Господин, - произнесла статуя, и только тут маг узнал в ней своего, изрядно отмороженного, охранника. Могучий орк, в чьей верности Гериид не сомневался, уже довольно долго находился здесь, не решаясь прервать размышления наместника.
- Я же говорил, что бы меня не тревожили! - Набросился на него Кардик, срывая гнев. - Что ты хотел мне сказать?!
- Я прошу простить меня, но мы захватили пленников. Особых пленников.
- Чудесно, у меня как раз освободилось место, для новой статуи! - Усмехнулся маг. - Веди их.
- Я б-бы предложил д-допросить их в теплом месте, - предложил орк, стуча зубами от холода.
- Почему это? - Удивился Кардик.
- Они б-были захвачены в центре Г-гуд Мида. Их не стоит леденить, они могут дать больше пользы, оставаясь живыми. - Ответил охранник, дрожа от холода и лихорадочно разминая окоченевшие пальцы.
- Убедил, - махнул рукой Кардик, решив, что всегда успеет заморозить пленников, а тщательный допрос с пристрастием мог хоть ненадолго развеселить его.
Вернувшись в свое жилище, наместник обнаружил в нем троих, развалившихся на полу орков, и связанных по рукам и ногам пленников: помощника гудмидского советника - гнома Биггльпута и пухлого полурослика, чье имя Кардик не знал.
Сопровождавший Гериида страж бросил на орков грозный взгляд, и они тут же вытянулись по струнке. Посмотрев на их скудные одежды, наместник невольно задумался, почему они, расхаживая в таком виде по заснеженной тундре, не мерзнут, а его охранник - то же орк - находился в холодной пещере совсем немного времени и едва не заморозился насмерть. «Неплохая получилась бы статуя», - промелькнуло в голове у мага, но он тут же отогнал эту мысль. Скорее всего, это оттого, что они на протяжении многих поколений живут в снегах и привыкли к холоду. Кардик даже вспомнил истории о варварах, способных без одежды и еды выжить в тундре, но все же счел их преувеличением.
Едва только полурослик заметил вошедшего мага, он что есть мочи завопил:
- Господин, это ужасная ошибка, я не с ним! Я ни при чем!
- Это уж точно, - прошептал Кардику страж. - Когда мы пришли за Биггльпутом, этот шустрик вовсю обчищал его дом. Пришлось забрать его с собой, что бы шум не поднял.
- Хорошо, - произнес маг. - С коротышкой разберусь позже. Оршиг, уведи его, но учти - он еще нужен мне. - Приказал Кардик стражу.
Орк рыкнул что-то своим сородичам и те, подхватив полурослика, покинули жилище мага.
- Проследи, - взмахнул рукой наместник, отсылая Оршига. - Итак, дорогой мой Биггльтуп…
- Меня зовут - Биггльпут! - Перебил гном, сердито тряся козлиной бородкой.
- Да-да конечно. - Кивнул маг, выхватив кинжал и перерезав путы на ногах пленника. - Чувствуй себя как дома.
- Из которого меня выкрали посреди ночи! - Негодующе воскликнул помощник советника.
- Я приношу извинения за это небольшое неудобство, - «ничего себе небольшое», буркнул себе под нос гном. - Но у меня не было выбора. Я также извиняюсь, за столь грубое обращение.
- У меня руки затекли, - пожаловался Биггльпут.
- Не вопрос, - кивнул маг, освобождая гнома. - Я хочу открыть тебе один секрет - нынешнее правительство - этот совет десяти городов - полностью незаконно. Именно я законный наместник Долины и всех и вся, что в ней находиться. Назначенный… впрочем, не это важно. Я предлагаю тебе перейти ко мне на службу. Согласен ли ты служить законному наместнику?
- Неслыханная наглость, - пробормотал Биггльпут, но почти мгновенно сообразил, что остаться в живых ему удастся, только подчинившись магу. - Я соглашусь, лишь увидев документы, подтверждающие Ваш чин. - Официальным тоном произнес гном.
- И всего-то, - усмехнулся Кардик, протягивая гному, замызганную бумажку, валявшуюся на столе. Бросив на нее беглый взгляд, гном разглядел печать, несколько подписей и слова «наместник», «властью данной мне» и «назначается». Поняв, что дальнейшие увертки бессмысленны, Биггльпут кивнул, соглашаясь с законностью притязаний Гериида. Документ был нужен Биггльпуту, что бы хоть как-то оправдать свое предательство.
- Я бы хотел обговорить условия. - Произнес гном, откладывая листок.
- Я предлагаю тебе чин министра или казначея, как только я приду к власти. Плюс денежное вознаграждение. - Ответил маг, несколько удивившись столь быстрому согласию Биггльпута.
- И я, конечно же, должен буду принять активное участие в Вашем возвышении, - сказал гном, скорее констатируя факт, чем, задавая вопрос.
- Ты прав, - улыбнулся маг. - Твоя задача будет состоять в сборе информации обо всем, творящемся в десяти городах. Держи меня в курсе всех дел, особенно решениях, так называемого «совета». Я желаю знать маршруты патрулей и о прибывающих караванах.
- Это не составит труда, - ответил Биггльпут, направившись к выходу. - Полагаю теперь я могу идти?
- Тебя проводят, - жестко произнес Кардик. - Да, и вот еще что - у тебя ведь большая, дружная семья? Будет очень прискорбно, если с кем- либо из твоих родственников случиться какая беда. Например, преждевременная смерть.
- Ты угрожаешь мне?! - Рявкнул гном, резко обернувшись.
- Ну что ты, - усмехнулся наместник. - Наоборот, я гарантирую твоей семье защиту, пока ты служишь мне. Оршиг, проводи Биггльпута и приведи второго пленника. Мне нужно заменить разбитую статую.

***

Мирсар Адсинир, могучий чернобородый воин, склонился над изуродованным телом сержанта Эрсена.
- Как могло разумное существо сотворить такое?! - В ярости воскликнул он.
- Только тот, кто обладает разумом, способен на столь чудовищный поступок, командир.
- маг Илкас неслышно подошел к Мирсару. - Звери убивают ради пропитания, а убийца наслаждался самим процессом. Кроме того, вы же помните, что он оборвал сотни жизней.
- До этого он не мучил свои жертвы, - отрезал воин. - А бедняга Эрсен…
- Он чувствует себя загнанным в угол. Пытается нас напугать. - Предположил маг. - Мы знаем его имя, видели его лицо. Прикажите, и все патрули Кормира будут охотиться за ним.
- Нет! - Резко обернулся к соратнику командир. - Мы начали, мы и закончим. Нам не нужны помощники - полуэльф будет закован в цепи и доставлен на суд или королю достанется его голова - третьего не дано!
- Вы правы, Адсинир, рано или поздно он попадется, ему не удастся скрываться вечно. - Согласился Илкас. - Но я все же советую нанять человека, знающего лес - уверен, убийца попытается затаиться в чаще.

***

Восемь трупов валялись на дороге. На их лицах застыли гримасы боли, а ладони зажимали уши в тщетной попытке спастись от смертоносной музыки. Арчион уже давно потерял счет своим жертвам. Однако на этот раз он не был удовлетворен, предсмертные крики не радовали его, ибо перед глазами полуэльфа все еще находились арбалеты воинов из отряда Мирсара. Скрипач уже давно не был так близко к гибели, теперь Мирсар стал его персональным врагом. Грандиозные замыслы отступили на второй план, и полуэльф понял, что не успокоится, пока хладный труп Адсинира не падет к его ногам. Более того, полуэльф хотел, что бы агент возненавидел его столь же сильно. Скрипач знал, что ненависть застилает глаза и заставляет человека совершать глупейшие ошибки. Поэтому он столь жестоко умучил Эрсена, хотя мог сразу загипнотизировать его. Но полуэльфу казалось, что этого мало. Искалеченный разум убийцы подсказал ему, что следует сделать.

***

Через полтора дня погони Ирсентий отметил, что гоблинских следов стало почти вдвое больше, к тому же на дороге были отчетливо видны следы колес.
- След свежий, - сообщил Суро, двигавшийся впереди. - Гоблины обгоняют нас на пять-шесть часов, не больше.
- Завтра днем, - произнес старый следопыт, обращаясь сразу и к своим людям и к рыцарям. - Мы заставим их принять бой.
Расчет Стрельника оказался не совсем верным, противник показался, едва только солнце успело подняться и осветить небольшую поляну, на которой расположилось гоблинское воинство. Зеленошкурые опрокинули телеги и ощетинились копьями, приготовившись принять удар рыцарской конницы.
- Здесь, перед нами враг, которого мы преследовали! - Воскликнул Вексион, выхватив меч и направив его лезвие в сторону гоблинских укреплений. - Пришло время нанести удар и покарать трусов, убивавших беззащитных крестьян!
- Хелм смотрит на вас с небес! - Вознес руки к солнцу Занген. - Он укрепит волю! Он направит оружие! Он защитит нас! С нами его благословение! В бой, дети мои!
С воинственными криками и словами молитвы, воины бросились на врага, вслед за конницей.
- Убейте вождей! - Бросил им в след Ирсентий. - Без них гоблины не смогут сражаться!
Вексион врезался в строй зеленошкорых, нанеся несколько быстрых ударов, оборвавших жизни пары гоблинов. Одно копье ударило по его щиту, еще два вонзились в коня, а последнее - в ногу паладина. Несчастное животное упало наземь, придавив при этом своего наездника.

***

Гнулш еще утром понял, что от преследователей не удастся оторваться. Возможно, в другой ситуации они побросали бы раненых и рассеялись по лесу, но сейчас ни Гнулш, ни Гульнан не решились бы на такой шаг. Поступи они так - и генерал обрушил бы на них свой гнев, которого гоблины боялись больше смерти. Поэтому старый вождь приказал соорудить из телег подобие укреплений для защиты от конницы и занять оборонительные позиции. Хишшик руководил левым флангом, Гульнан - правым, а сам Гнулш осуществлял общее руководство отрядом и расположился за шеренгой воинов. Когда рыцари появились в зоне видимости, гоблины уже были готовы к сражению, но на этот раз обстоятельства складывались не в их пользу - помимо численного превосходства, люди были лучше вооружены и подготовлены. В первые же секунды битвы предводитель паладинов оторвался от основных войск и ураганом налетел на шеренгу гоблинов, разорвав их ряды, но, к счастью для Гнулша, он был сброшен наземь и погребен под тушей своего же скакуна. Добить рыцаря гоблины не успели - остальные всадники вонзились в шеренгу зеленошкурых, словно нож в масло, разбив единую цепь надвое. Гоблины сгруппировались вокруг своих вождей, ощетинившись копьями и приготовившись встретить вражескую пехоту. Гульнан избрал более агрессивную тактику, бросив свой отряд на воинов ордена, а Хишшик предпочел обороняться. И все же, зеленошкурые терпели поражение - отряд следопытов Стрельника сеял смерть среди воинов Хишшика, солдаты ордена теснили, уступающих им в числе бойцов Гульнана.
Сэр Натаниэл помог командиру выбраться из-под убитого животного, и он вновь вступил в битву. Мечи рыцарей сверкали в лучах полуденного солнца, разя гоблинов и внося панику в их ряды. Гнулш потерял контроль над войсками, тщетно пытаясь скоординировать действия разрозненных отрядов, и принял решение бросить в бой последний резерв - личный десяток воинов.
Суро крался, скрываясь за деревьями, перебираясь из тени в тень. Ни одна веточка, ни хрустнула под его ногой, ни один шорох не известил старого вождя о подбирающейся к нему смерти. Следопыт остановился, прижавшись к дереву, всего в двух шагах от Гнулша. Сабля беззвучно покинула ножны, Суро молниеносно нанес удар. Солнечный луч отразился от клинка, предупредив телохранителя вождя. Копье преградило путь сабле, предотвратив смерть Гнулша. Оба охранника вождя напали на следопыта, стремясь задавить его числом, Суро успевал лишь отражать удары, уже и, не мысля об атаке. Гнулш даже не взглянув на неудачливого убийцу, поднял арбалет и послал болт в одного из солдат. Болт с легкостью пробил крепкие доспехи, отбросив воина под копыта рыцарской лошади. Гнулша уже не интересовала его дальнейшая судьба, лишившись возможности командовать, он решил помочь своим войскам, любыми возможными средствами. Арбалет вождя сделал еще несколько выстрелов, каждый раз разя насмерть.
Меч сэра Терниона отведал крови троих гоблинов, когда он прорвался к Гнулшу, желая помочь отважному следопыту. Оба телохранителя находились спиной к паладину, занятые сражением с Суро. Рыцарь колебался считанные секунды, а затем вонзил оружие в спину одного из охранников. Подобный поступок конечно нельзя было назвать благородным, но времени на честный бой у Терниона не было - копья гоблинов могли проткнуть следопыта в любой момент. Гоблин издал пронзительный крик, испуская дух, второй телохранитель обернулся к рыцарю и меч Терниона тут же снес ему голову. Гнулш с ужасом и злостью наблюдал за гибелью телохранителей, отвлеченный от стрельбы их криками. Арбалетный болт вонзился Терниону между лопаток, отшвырнув паладина к ближайшему дереву. Суро в два прыжка преодолел расстояние, отделявшее его от вождя и рубанул того саблей. Гнулш закрылся арбалетом, в тот же момент ставшим просто грудой дерева и железа.
Воспользовавшись заминкой следопыта, вождь извлек из ножен трофейную саблю и бросился на врага. Клинок нанес удар в грудь Суро, но не причинил вреда - кольчуга, снятая с Ханхага, спасла следопыта от смерти.
Осознав свою ошибку, гоблин попытался поразить противника в шею, но Суро уже был наготове и легко избежал удара. Гнулш отступил, надеясь на помощь своих воинов, но они были в гуще битвы и не могли спасти вождя, яростные удары следопыта едва не сбили гоблина с ног. Спиной, вождь уперся в дерево и, поняв, что отступать некуда, бросился в контратаку. Суро был готов к подобному повороту и, ускользнув от клинка гоблина, отрубил ему руку до плеча. Гнулш взвыл, пытаясь зажать рану другой рукой, но в этот момент сабля вонзилась ему в живот. Следопыт с наслаждением распорол гоблину брюхо, наблюдая за тем, как угасают глаза вождя. Кишки вывалились из раны на землю, гоблин покачнулся и упал, испустив дух. Суро поднял с земли саблю, с отвращением отбросив, намертво вцепившуюся в нее руку гоблина.
- Ты зря взял мое оружие, - процедил он.

***

Ван Дарг, могучий трехметровый воин с карими глазами и взъерошенными светлыми волосами, сидел на траве, упершись спиной в крупный валун и точил меч. Издали его было почти невозможно отличить от человека, но все же Ван Дарг имел лишь поверхностное сходство с людьми - он был из народа вербигов, считавшихся самыми низкорослыми среди великанов. Мифриловая кольчуга переливалась в лучах солнца, радуя взгляд великана, ненадолго оторвавшегося от своего занятия. Благороднейший из металлов облегал его тело, словно вторая кожа и давал почти абсолютную защиту от оружия. Могучий вербиг получил кольчугу и меч из рук самого Господина, в награду за верную службу. На лезвии меча была выгравирована надпись, прославляющая заслуги Ван Дарга. Более того, теперь вербиг командовал небольшим, но боеспособным отрядом своих сородичей, а так же координировал действий гоблинских и гноллских банд в этом регионе. Улыбка появилась на лице великана, когда он представил разорения произведенные гоблинами. Солнечные лучи приятно согревали лицо Ван Дарга, великан, сам того не желая, заснул. Ему снился прекрасный сон - разрушенные людские города и горы мертвых тел, вереницы людей закованных в цепи и топот железных сапог многотысячных армий гоблиноидов, марширующих по захваченным городам. Ему снился и он сам во главе этих армий, вселяющий страх в сердца врагов и сеющий смерть вокруг себя. Потом он сидел на троне, в золотой короне и мантии, сшитой из скальпов врагов. Эти мечты превратились в туман, а сам Ван Дарг падал вниз, неотвратимо приближаясь к земле… С диким криком, великан проснулся. Рядом стояли двое гоблинов, ошарашенных столь странным способом пробуждения великана.
- Мы не осмеливались Вас будить, - промямлил один из них. - Но нас послал Гнулш. Ему срочно требуется помощь.
- Неужели они набрали столько добычи, что не могут утащить. - Усмехнулся Ван Дарг, отгоняя остатки сна.
- На нас напали! - Пискнул второй гоблин. - Рыцари!
- Что! - Великан поперхнулся от неожиданности. Подобного поворота событий он не ожидал. Схватив рог, он протрубил в него, призывая воинов к битве.

***

Бой приближался к концу, большая часть гоблинов была уничтожена, оставшиеся - окружены. Рыцари медленно сужали кольцо, стараясь покончить с зеленошкурыми без потерь. Мало кто различил звук барабанов, становившийся все громче с каждой секундой.
Один из следопытов обернулся, что бы узнать, в чем дело - брошенное копье пробило его грудь, отшвырнув уже безжизненное тело в гущу битвы. Из чащи вылетело еще несколько копий, вонзившихся в спины сражающимся. Двадцать гноллов с воплями и рыком ударили в тыл воинам ордена. Орки и вербиги в черных доспехах вклинились в ряды людей, занятых схваткой с гоблинами. Ван Дарг разрубил вставшего на его пути воина, а затем столкнулся со стариком-следопытом. Вексион развернулся к новым врагам, когда булава опустилась ему на голову. В глазах паладина потемнело, он рухнул наземь.
Суро увидел врагов в тот самый момент, когда Гнулш испустил дух. Следопыт понял, что шансов на победу не осталось, и спрятался за дерево, просчитывая пути к отступлению.
Сэр Дроган пал пораженный мечами орков, гибель рыцаря стала последней каплей, воины бросились бежать, стремясь спастись. Отступление больше напоминало паническое бегство, рыцари изо всех сил старались создать хотя бы видимость организованного отхода, но их сил явно было недостаточно.
Улыбка победителя появилась на губах Ван Дарга, когда он погрузил меч в сердце Ирсентия Стрельника. Старый следопыт пал замертво, даже не успев осознать, что умирает. Великан оглядел поле битвы, что-то определенно не понравилось ему, но он не сразу понял что. Гноллы, гоблины, орки и даже некоторые вербиги мародерствовали, снимая ценности и доспехи с еще теплых тел, как врагов, так и своих павших соратников. Но не это насторожило командира - дисциплина всегда хромала в его отряде, и с этим он ничего не мог поделать. Внезапно вербига осенило:
- Почему вы дали врагам уйти! - Рявкнул он. - В погоню, немедленно!
Однако не так-то легко оказалось оторвать бойцов от их добычи. Лишь отряд орков - наиболее дисциплинированных бойцов Ван Дарга - бросился вслед за отступающими людьми.
- Погребите павших. - Жестко приказал Ван Дарг, желая пресечь дальнейшее мародерство. В его голосе слышалась сталь. Несколько гоблинов тут же бросились исполнять приказ, схватив труп одного из следопытов. - Оставьте эту падаль воронам. - Осадил их вербиг. - Я имел в виду наших воинов. Также проверьте - если кто-либо из врагов еще жив - связать и привести ко мне.

***

Сэр Натаниэл возглавил отступление, хотя ему была неприятна сама мысль об отступлении и он, не колеблясь, сражался бы до последней капли крови, но он отвечал также за жизни своих воинов, а оставить их на верную смерть рыцарь не мог. После гибели Вексиона он возглавил поредевший отряд из двух с половиной десятков раненых воинов, девяти следопытов и четырех рыцарей. Нескольких тяжело раненых воинов соратники несли на себе, что не могло не сказаться на их скорости.
Орки нагнали людей ближе к вечеру, когда силы и тех и других уже были на исходе. В первую очередь смерть настигла тех, кто был не в состоянии сопротивляться, лишь прикончив раненых, орки напали на боеспособных противников. Столь стремителен был удар зеленокожих, что рыцари ничего не смогли сделать для спасения соратников. Звон стали вновь огласил лес, яростно горели глаза воинов, стрелы вонзились в плоть орков, найдя щели в их доспехах. Суро и Лансиас сражались плечем к плечу с Данатом и Натаниэлем, вчетвером они противостояли семи оркам и одерживали верх. Сабли Суро мелькали словно молнии, отражая вражеские выпады и нанося ранения.
- Откуда у тебя… - удивился один из орков, заметив на следопыте кольчугу Ханхага, но он не успел договорить - меч Даната снес ему голову. Не теряя времени, Суро пронзил второго орка, Лансиас нанес удар по доспехам своего врага, стремясь лишь ошеломить его, но меч с легкостью разрубил железо и погрузился в плоть орка. Эту неудачу орки компенсировали полной победой над остальными противниками. Маралион погиб, защищая священников, а в след за ним пал и Занген. Воины ордена не могли соперничать с орками в мастерстве и почти все полегли под ударами всего лишь шести врагов. Заиль и двое следопытов прижались друг к другу спинами, надеясь продержаться под натиском орков, но их силы подходили к концу. Покончив со своими противниками, Лансиас вновь поднял лук, выстрелив в орков, наседавших на Заиля. Данат и Натаниэл поспешили на помощь собрату по ордену, оставив Суро разбираться с последним орком.
На этот раз победа досталась людям. Досталась дорогой ценой - выживших можно было пересчитать по пальцам: трое израненных паладинов, двое следопытов, оруженосец погибшего сера Терниона - везучий парень, всегда бросавшийся в гущу битвы, но тем не менее не получивший каких-либо серьезных ранений, шестеро воинов, находившихся в состоянии более близком к смерти, чем к жизни и выживший после смертельного ранения Занген, сумевший исцелить сам себя.
«Следующей схватки нам не пережить», - подытожил Натаниэл, а вслух произнес:
- Хелм хранит нас.

***

В то же самое время другой отряд двигался в совершенно противоположном направлении. Ван Дарг в целом остался доволен битвой, он гордился своими воинами, победившими рыцарей, но был несколько раздосадован гибелью столь многих соратников. От гоблинского отряда осталось полтора десятка, орки так и не вернулись, гноллы, нанесшие первый удар, приняли на себя ответный удар людей и пали почти все. Однако среди вербигов и огров потерь не было. Главной же неприятностью вербиг посчитал гибель Ханхага - знатного и могучего воина, считавшегося правой рукой Господина. Опасаясь гнева Владыки, великан вел с собой троих пленников, которых собирался выдать Господину, как убийц Ханхага.

Глава 4

Он знал, что его предательство будет раскрыто, но не думал, что столь быстро. Демон появился перед ним во время вечерней трапезы, нагло усевшись напротив него.
- Ты посчитал себя умнее нас, - усмехнулся демон, разминая чешуйчатые лапы. Его ящероподобная морда задергалась в конвульсиях, сопровождающихся каркающим хохотом, оборвавшимся столь же внезапно, как он и начался. Черная чешуя лоснилась в тусклом свете свечей, а кожистые крылья несколько смялись, когда демон откинулся на спинку стула и запихнул в зубастую пасть целую курицу.
- Чем обязан столь позднему визиту, Тхас, - произнес человек, поглаживая окладистую бороду и стараясь не показать волнения.
- Перестань ломать комедию, ты предал Гаргулона и Госпожу! - Рявкнул абишай, резко приблизив морду к человеку. Тот даже не вздрогнул, а наоборот наклонился к демону и спокойно спросил:
- Ты уверен в этом?
- Да, - ответил, после долгих раздумий демон, вновь откинувшись на спинку стула. - Теперь пришло время расплаты. Я надеюсь, ты понимаешь, что сопротивление лишь увеличит твои муки.
- Я понимаю, - произнес человек, резко оторвав от рукава пуговицу и сжав ее в кулаке. Он знал, что друг мог не услышать его призыва, но надеялся, что это не так. Без помощи мага он не сможет спастись. - Надеюсь, Тхас, ты дашь мне закончить ужин.
- Не пытайся отдалить неизбежный конец, предатель. - Произнес абишай, поднимаясь со стула. - Обещаю, в память о былых делах, я убью тебя быстро.
Вполне возможно, человек одолел бы Тхаса, но он знал, что еще как минимум семь абишаев затаились в темных углах трапезной и готовы убить его. Быть может человек принял бы смерть, если бы он не зашел так далеко. Когда абишай убьет его, он разрушит все, что создавалось в течение долгих лет, бросит подданных предателя на бессмысленную бойню, а их гибель насытит кого-то в Аду. Не такое будущее видел он, не к этому стремился.
Облако дыма появилось позади человека, когда оно рассеялось, маг в алых одеждах подошел столу.
- Прекрасно, - вновь усмехнулся демон. - Докажи свою верность, Тракс Вааль, убей предателя.
Человека прошиб холодный пот. Он ожидал от мага помощи, но тот оказался такой же марионеткой в руках демонов, каким был он сам. Конечно, бородач давно подозревал, что возросшее могущество мага было связано с чем-то зловещим, но он и помыслить не мог, что его лучший друг заключит договор с силами Ада. Человек посмотрел в лицо мага, не выражавшее никаких эмоций, затем на ухмыляющуюся морду Тхаса. Игра была проиграна, и теперь у него остался лишь один выбор - кого убить перед смертью - предателя-друга или демона.
- Приступай, - махнул лапой демон.
Слова заклятья слетели с губ мага, и обреченный сделал выбор. Черный кинжал появился в его руке. Яркая вспышка осветила зал, ослепив абишаев и выдав их расположение. Тракс Вааль произнес следующее заклятье, превратившее их в пепел. В тот же миг кинжал вонзился в шею Тхаса.
- Передай своим хозяевам - пусть катятся в Бездну! - Произнес воин, отталкивая от себя труп демона.
- Нам с ними, несколько не по пути, - добавил Тракс Вааль.
- Я рад, что ты не поддался им, друг! - Рассмеялся бородач, весело хлопнув мага по плечу.
- В мои планы вовсе не входило служить Девяти Кругам, - ответил маг. - Те силы, которыми они наделили нас, дают нам огромные возможности, и я воспользуюсь ими для своих нужд, а не в угоду абишаям.

***

Во мраке пещеры, некогда служившей логовом стаи волков, расположился отряд убийц, чьи глаза светились огнем. Туши прежних хозяев были закопаны в дальнем углу. Несчастные животные даже не поняли в чем дело, когда ядовитые болты вонзились в их шкуры. Волки, один за другим, попадали, почти мгновенно заснув, и дроу без проблем покончили с ними. Пятнадцать воинов дома Кин’Талур в полной боевой готовности ожидали известий от шпиона, нанятого их лидером - Имраеном. Человек был неприятен темным эльфам, но они признали, что его услуги могут пригодиться им. Они и так потратили слишком много времени, выполняя приказ Матери Муроэны, и понимали, что в случае дальнейшей задержки их будет ждать наказание. Однако сейчас они просто убивали время. Минуты складывались в часы, а дни в недели пребывания на ненавистной и незнакомой поверхности. Лишь, когда голод давал о себе знать, Имраен посылал кого-нибудь на охоту.
Фаэрн, оружейник дома, крепкий и высокий по меркам дроу, вновь оттачивал свое мастерство, разрубая полуторным мечем воздух настолько быстро, что никто не успевал за ним проследить. Все бойцы в отряде обучались воинскому искусству у Фаэрна, но никто не смог превзойти его. Меч и кольчуга оружейника, равно как и всех остальных дроу были трофейными, ибо настоящее оружие темных эльфов могло обратиться в пепел, если на него попадали лучи солнца. А так как отряд должен был провести достаточно много времени на поверхности, дроу не стали рисковать и предпочли надежность стали смертоносности адамантита. Оружейник считал, что именно он, как самый опытный воин, должен был возглавить отряд, но Муроэна назначила своего сына. Конечно, Фаэрн мог с легкостью убить Имраена, однако он понимал, что пока они находятся на поверхности, им пригодится каждый воин. Возможно потом, когда они вернутся в Подтеменье, с Имраеном случится несчастный случай. Дроу со злостью рассек воздух, представив перед собой Имраена.
В углу сидели Нар’ри и Вернин, оживленно говоря о чем-то. Скорее всего, делились друг с другом впечатлениями о поверхности - Имраен посылал этих двоих на охоту, чаще других и они, конечно же, смогли многое повидать. Обоих воинов пугали открытые пространства, столь несвойственные Подтеменью, с его пещерами и туннелями, но они признавали, что некоторые виды завораживают взгляд. Особенно Вернина поразило ночное светило, часто он, уходя за добычей, многие часы просто смотрел на луну, забыв о приказе Имраена.
Находившийся недалеко от них Краэл, жонглирующий несколькими кинжалами, внезапно метнул в спину Нар’ри один из них. Дроу не оборачиваясь, поймал кинжал и бросил его обратно. Краэл убрал оружие - они с Нар’ри довольно часто оттачивали рефлексы подобным образом. Остальные дроу в основном наблюдали за тренировкой Фаэрна или тренировались сами.
В глубине пещеры, расположились Имраен и Рилрин, четвертый и пятый сыновья дома Кин’Талур соответственно. Хотя издали братья скорее походили на отца и сына, конечно не оттого, что Имраен был на пятьдесят лет старше Рилрина - для дроу возраст вообще имел мало значения. Имраен Кин’Талур был проклят жрицей Ллос за то, что не выказал ей должного почтения. Гордый воин теперь выглядел, как старик - лицо покрылось морщинами, белые волосы поседели и частично выпали, огонь глаз потускнел, а сам дроу здорово исхудал. Несмотря на это, Имраен все же остался достаточно силен, и единственным членом отряда, который превосходил его в бою, был оружейник Фаэрн.
Рилрин являлся магом. Конечно, магам редко удавалось покинуть Подтеменье. Считалось, что их сила могла исказиться на поверхности и обратиться против них, но Мать Муроэна посчитала, что помощь мага может пригодиться. Рилрин имел собственное мнение по этому вопросу, но спорить не осмелился. Теперь он всегда держался рядом с братом, опасаясь, что кто-нибудь из воинов, которых Рилрин унижал в Подтеменье, пырнет его кинжалом. На магию колдун абсолютно не рассчитывал, он даже ни разу не воспользовался заклятьями с тех пор, как вышел на поверхность.
- Я чувствую - воины изнывают от безделья, - произнес маг. - Если мы в ближайшее время что-либо не предпримем, то они могут выйти из-под контроля.
- Не посмеют! - Отрезал Имраен. - Без нас они не смогут вернуться в Подтеменье, а больше им идти некуда.
- И все же мы находимся на поверхности уже много месяцев, dalninuk (брат). И это не считая трех лет поисков в туннелях. - Напомнил Рилрин. - Вполне возможно, что наше дело - безнадежно!
- Мы должны быть уверены, - осадил его воин. - Представь себе гнев Матери, если мы вернемся с пустыми руками.
Маг тяжело вздохнул, соглашаясь со словами брата. Они вполне могли лишиться жизней, в случае провала.
- Ты уверен, что человек не предаст нас?
- Я дал ему достаточно золота. К тому же он не настолько глуп, что бы пытаться обмануть Ilythiiri (дроу). - Успокоил Имраен. - Более того, я уверен - он сможет найти Заар’лу.
- Надеюсь, ты прав. Мне уже надоела поверхность, она деморализует наших воинов.
Отряд был послан на поиски Заар’лу - первой и единственной дочери дома Кин’Талур. Двадцать лет назад она возглавляла отряд дроу - выпускников академии - вышедший на поверхность, чтобы уничтожить нескольких tu'rilthiir (эльфов). Никто из отряда не вернулся, прошло время, об этом случае забыли. Однако пять лет назад Мать Муроэна стала слабеть, она поняла, что скоро умрет или станет слишком слабой, что бы управлять домом. Кин’Талур мог стать легкой жертвой для других домов, так как она была единственной благородной жрицей Ллос в доме. У Муэроны было семеро сыновей, не считая принесенного в жертву и лишь одна дочь, исчезнувшая столь внезапно. Со смертью Матери дом лишился бы благосклонности Богини и, несомненно, пал. Именно тогда Муэрона решилась на отчаянный шаг - она приказала найти пропавшую дочь, во что бы то ни стало. Она послала на поиски лучших воинов и даже оружейника, что существенно ослабило дом, но выбора у нее не было. Три года дроу икали Заар’лу в пещерах Подтеменья, но, в конце концов, пришли к выводу, что им придется выйти на поверхность. Имраен совершенно случайно нашел человека, который знал о набеге дроу, двадцатилетней давности. Предводитель дроу немного знал язык поверхности благодаря тому, что провел многие часы в библиотеке дома Кин’Талур, в которой хранились древние книги, в том числе и написанные людьми. Из разговора с человеком Имраен узнал, что говорит на устаревшем всеобщем, которым пользовались лет двести назад, а также что дроу действительно совершали вылазку недалеко отсюда и столкнулись с эльфийскими воинами. Исхода битвы человек не помнил, но обещал разузнать, за подходящую плату, разумеется. Имраена немного удивило, что человек говорил с ним так, словно видел дроу чуть ли не ежедневно. С другой стороны это несколько упростило дело.
С тех пор прошло около двух недель, а от наймита так и не поступило вестей. Предводитель дроу даже подумал, что его надули, но все же не терял надежды. Тем более что другой возможности найти Заар’лу он не видел.
Свет факела на мгновение ослепил Имраена, но дроу быстро перестроил свое зрение. Воины сразу нацелили на пришельца арбалеты, Краэл приготовил к броску кинжал.
- Я пришел к Имраэну! - Воскликнул человек, высоко поднимая руки. - Я достал нужные ему сведения!
Но дроу не поняли его слов, вполне возможно, что его крик они расценили как боевой клич, а поднятие рук, как попытку бросить в них факел. Фаэрн приблизился к человеку со спины, приготовившись вонзить ему в спину меч.
- Он пришел для дела, а не для сражения! - Резко остановил его Имраен. - От этого разговора зависит исход нашего задания!
- Мне требуется говорить с тобой, Талак. - Перешел на общий предводитель дроу.
- Я здесь для этого и нахожусь, - крикнул человек. - Прикажи своим болванам опустить оружие. - Добавил он, понимая, что никто из дроу, кроме предводителя не знают общего языка.
Имраен жестом приказал убрать оружие. Только скрывшийся в темноте Краэль и недовольный приказом Фаэрн остались наготове.
- Начинай говорить, - добавил предводитель, отводя человека от остальных дроу.
- Двадцать лет - довольно большой срок, мне с трудом удалось добыть информацию…- произнес Талак.
- Я заплачу ровно столько, сколько мы договорились ранее, - попытался подобрать нужные слова Имраен, но человеческий язык был чужд ему и казался слишком сложным. - Можешь перестать набивать цену. Переходи к делу.
- Я и не думал менять условия договора, - улыбнулся Талак, поднося факел к своему гладко выбритому лицу. - Просто я хотел объяснить причину столь долгого сбора сведений. Поймите меня - довольно нелегко было узнать что-либо, касающееся Малинового Мага. На эльфов в тот день было совершено два налета - сначала дроу, а затем орки. Они взяли выживших в плен - среди плененных была и женщина-дроу.
- Ты можешь рассказать, как она выглядела? - Перебил воин, он чувствовал, что его цель близка как никогда и сгорал от нетерпения.
- Не думаю, что смогу назвать какие-либо особые приметы - вы для меня все на одно лицо. - Ответил осведомитель, краем глаза заметив, что последние слова немного разозлили собеседника. - К тому же меня там не было. - Быстро прибавил он.
- Хорошо, говори-продолжай. - Дроу нервировал этот человечек, говоривший с ним - сыном дома Кин’Талур - как с равным, не показывающий страха.
- Дроу довольно долго подвергалась пыткам и истязаниям, - закончил Талак. - А затем была убита.
На лице Имраена промелькнула улыбка, но он быстро скрыл ее.
- Я хочу понять… узнать кем. - Сказал дроу, обдумывая уже полученную информацию.
- Если вы желаете знать, кто нанес удар - то его имя Арчион-Тиланель, полуэльф. - Ответил человек. - Я принес с собой одну очень дорогую ему вещь. Возможно, вы сможете ее использовать.
Осведомитель достал нечто, отдаленно напоминающее волос и протянул дроу.
- Что это, - удивленно спросил Имраен, разглядывая вещицу.
- Струна от скрипки Арчиона. - Объяснил Талак. - Надеюсь, вы понимаете, что она тоже стоит денег.
- Конечно, Abbil, Фаэрн расплатится с тобой, - улыбнулся Имраен, подавая знак оружейнику.
Фаэрн неторопливо приблизился к человеку, ожидавшему награды. На лице дроу застыла зловещая ухмылка, которую Талак принял за дружеское приветствие и направился навстречу Фаэрну. Выпад оружейника был как всегда стремителен и грациозен - лезвие вонзилось в грудь ничего не подозревающему человеку и тут же покинуло рану, тело убитого осведомителя не успело упасть, так как Фаэрн нанес еще несколько молниеносных ударов, четвертовав человека.
Несколько дроу восхищенно наблюдали за действиями оружейника. Имраен отвернулся - он любил убивать, но осквернять трупы было не в его правилах. Первого удара вполне хватило бы для убийства, но Фаэрн хотел покрасоваться перед воинами, а это не нравилось Имраену вдвойне. Он подозвал к себе Рилрина и Краэла, пересказав им разговор с Талаком.
- Возможно, он мог бы еще пригодится? - предположил маг, бросив взгляд на кучу обрубков, совсем недавно бывших Талаком. - При поиске полуэльфа у него было бы больше шансов, чем у нас.
- Мы и сами сможем найти его, - Имраен протянул магу струну, тот почти мгновенно догадался, что от него хочет брат, и по его спине пробежал холодок.
- Может просто вернемся в Подтеменье, Заар’лу все равно уже мертва. - Предложил он, не горя желанием проверять, будет ли его магия работать на поверхности.
- Конечно, мы можем, - медленно и четко проговаривая каждое слово, ответил предводитель. - Но Мать Муэрона сдерет с нас три шкуры за провал. А вот если мы преподнесем ей голову полуэльфа, то, возможно, она ограничиться обычным наказанием. - Произнеся это он отвернулся от брата, давая тому понять, что разговор окончен. - Краэл, собери воинов - мы уйдем на закате.

***

Великолепный скакун вихрем промчался по дороге, оставив за собой облако пыли. Локус подстегивал его плеткой всякий раз, когда бедное животное пыталось замедлить бег. Воин торопился выполнить приказ командира - Мирсара Адсинира - и вернуться к отряду, выслеживающему зловещего полуэльфа. После облавы, не принесшей результатов, но стоившей жизни Эрсену, отряд Серых Орлов еще долго прочесывал лес, но так и не смог найти следы скрипача. Ситуация изменилась, когда Мирсар нанял человека, знающего лес как свои пять пальцев - следопыта Гнейла Штакила. Этот низкорослый и молчаливый человек смог найти место телепортации Арчиона, а затем начал преследование, которое должно было, рано или поздно, увенчаться успехом. Мирсар приказал Локусу - своему помощнику и ближайшему другу, доставить весточку его жене, и передать, что он вскоре исполнит свой долг и вернется домой. Воин вез подарки жене и дочери командира, и в тайне надеялся, что сможет отобедать в их доме. С тех пор как он в последний раз бывал в гостях у Мирсара, Локус не пробовал более вкусной еды.

***

Дракон медленно выполз из пещеры, он был еще очень молод по меркам своей могущественной и древней расы, но уже достаточно силен, что бы обратить в паническое бегство целую армию. От носа до кончика хвоста дракон достигал семи метров в длину, а размах его крыльев, в данный момент аккуратно сложенных вдоль чешуйчатого тела, превышал шесть метров. Из огромной клыкастой пасти то и дело высовывался раздвоенный язык, облизывающий ноздри. Черная чешуя, защищавшая чудовище не хуже, чем любой доспех, блестела в лунном свете. Наконец Улкархаз выбрался на утес и, расправив крылья, бросился вниз. Через несколько секунд он взлетел, делая скупые взмахи кожистыми крыльями. Заслонив на мгновение луну, дракон скрылся вдали. Хозяин звал его и Улкархаз не мог противиться его зову.

***

Заброшенное поле, которое не вспахивали уже много лет, превратилось в палаточный городок. Армия генерала Кым Ранта, прозванного Ба Гыром (Сильномогучим), за огромную силу, расположилась здесь около месяца назад. Именно отсюда отряды гоблинов, гноллов и кобольдов отправлялись на разбойные рейды по окрестным деревням. Сотни палаток и шатров, тем не менее, не смогли вместить всех воинов непобедимой армии - многие из них просто сидели вокруг костров, готовясь отправиться в очередной набег. Несколько гоблинов - помощников повара - сновали мимо воинов, разнося ужин.
Штаб располагался в самом большом шатре, который одновременно служил и временным жилищем генерала. Три фигуры склонились над картами, разложенными на столе, и вполголоса переговаривались. Могучий огр, возвышавшийся над собеседниками, являлся генералом Кым Рантом. На генерале были доспехи созданные в Кара-туре и стоившие огромных денег, но генерал не поскупился и остался доволен - в его армии ни у кого не было более крепкой брони. Красный цвет доспехов и череп изображенный на нагруднике вполне соответствовали смертоносному и кровавому стилю фехтования генерала. На правом боку, в богатых ножнах, висел слегка изогнутый восточный меч - катана - великолепное оружие, гордость генерала. Клинок отведал крови более чем сотни противников Кым Ранта, а генерал сражался только со знатными и могучими врагами, оставляя обычных воинов своим прислужникам. Могучие кулаки генерала были способны разбивать камни, руками он с легкостью гнул подковы, а пальцами - монеты. Но на подобное были способны почти все огры. Ба Гыр же был намного опаснее, чем его сородичи - под густыми бровями и покатым лбом генерала скрывался недюжинный разум, сравнимый разве что с мудрейшими из людей. Конечно, огр не был мудрецом - он был стратегом и магом. Многие годы назад, когда генерал еще был маленьким ребенком, на логово его рода напали люди, закованные в блестящие доспехи. Они произносили пышные речи и разили насмерть. Лишь Кым Рант спасся, зарывшись в груду мертвых тел, принадлежавших его родственникам. Род Кым перестал существовать в считанные секунды, предводитель людей, чье лицо будущий генерал запомнил на всю жизнь, произнес, что это кара за смерти невинных, убитых ограми. Потом огр попал к престарелому колдуну, решившему вырастить из него идеального охранника. Колдун обучил Кым Ранта азам магии и нанял ему наставников по фехтованию. Однако даже верная служба Кым Ранта не спасла колдуна от смерти. Он умер, когда один из его противников использовал против него смертельное заклинание, обратив колдуна в камень. Победитель пережил оппонента всего на несколько мгновений - катана поразила его точно в сердце. После этого огр взял с собой несколько вещей учителя, включая книгу заклинаний, и ушел. Годы скитаний сделали Кым Ранта намного могущественнее.
Однажды огр столкнулся с необычным отрядом великанов - огненным, ледяным и холмовым, причем в той местности, где великаны никогда ранее не бывали. Кым Рант вызвал их на бой, но потерпел поражение, однако великаны не убили его, а предложили встретиться с их хозяином, который собирал могучих бойцов. До последней секунды огр не сомневался, что увидит могущественного великана, но перед ним предстал обычный человек средних лет в потрепанном балахоне, сквозь дыры которого просвечивали проржавевшие и обгоревшие доспехи. На лице хозяина не отражалось ни одной эмоции. Он поприветствовал гостя скупой улыбкой и жестом предложил сесть. Лишь когда он произнес несколько слов, огр понял, почему великаны подчиняются этому человеку, позабыв о многовековой вражде. В его голосе звучало могущество, казалось, сама власть говорит его устами. Кым Рант подчинился почти мгновенно и еще ни разу не пожалел о принятом решении. Хозяин назначил его командиром отряда огров, а затем, увидев успехи огра, назначил генералом армии. За годы службы хозяину, Ба Гыр познакомился с могущественнейшим магом, который продолжил обучение огра. Ба Гыр жадно постигал магическое искусство и вскоре стал управляться с магией не хуже, чем с клинком.
Теперь Кым Рант возглавлял вторжение, задуманное хозяином, руководя трехтысячной армией. Огр безупречно исполнял приказ, хотя и считал, что выбранная тактика слишком пассивна. Конечно, генерал понимал, что набеги необходимы для тренировки наиболее слабых воинов - гоблинов, кобольдов и почти неуправляемых гноллов, которые попросту не смогли бы ждать общего наступления. Однако, несмотря на потраченное время, Ба Гыр все же считал, что они будут почти бесполезны, более того - пока они развлекаются, разоряя деревни, оставшаяся часть войска попросту теряет время.
И сейчас, на совещании с доверенными офицерами, огр пытался убедить их, что пришло время для решительных действий.
Справа от генерала находился Дхаршоук, второй командир «Стального Кулака», известный за храбрость, граничащую с безрассудством. Он всегда бросался в гущу боя и выходил из схватки невредимым. Орк был закован в доспехи цвета серебра, кованные из великолепного мифрила, на которых не было никаких опознавательных знаков - каждый в армии Ба Гыра узнавал Дхаршоука, просто увидев его прекрасную броню. Лишь на щите был отчеканен сжатый кулак - эмблема «Стального Кулака» - элитного орочьего полка. Джаршоук почти никогда не снимал шлема, ибо он был полукровкой - его кожа имела слабый зеленоватый оттенок, а шерсть почти не росла на теле. Лицо его также с трудом можно было назвать орочьим - клыки отсутствовали, а нос был больше похож на человеческий, чем на кабанье рыло, как у других орков. По человеческим меркам Джаршоука можно было бы даже назвать красивым, в племени же его скорее всего считали бы ущербным уродцем, если бы не его сила и покровительство Малинового Мага. Орк почти не принимал участия в разговоре, его мало интересовало, чем окончиться спор - он беспрекословно подчиниться любому приказу.
По левую руку от генерала находился тучный мужчина лет тридцати пяти, одетый в черные одежды и черную же кожанку. На боку его висела сабля, а за поясом - кинжал.
Его рука в черной перчатке, с одетыми поверх нее перстнями, постоянно опускалась на карту, указывая Ба Гыру бреши в его «идеальном» плане. Человека звали Альтис Мангар, сын великого воина Доргаса. Альтис, как и Кым Рант, был и воином и магом, не менее могущественным, чем и его учитель - Малиновый Маг. Черные одежды, как считал Мангар, лучше всего сочетались с цветом его глаз и волос. Несмотря на то, что в последнее время Альтис заметно растолстел, он все еще оставался ловким фехтовальщиком и могучим воином. Он всегда выходил победителем из сражений, и к тому же считал, что для него нет достойных противников - всего один раз Альтис находился на грани жизни и смерти, во время схватки с жрицей дроу, но тогда его спас полуэльф Арчион. Альтис находился в стане Ба Гыра как представитель Малинового Мага и должен был наблюдать за исполнением его приказов, но Мангар был слишком нетерпелив, что бы просто ждать, кровь в его жилах закипала, едва только он слышал о сражениях и с планом учитель он согласился только из вежливости. Теперь же, когда генерал предложил начать наступление, маг поддержал его.
Рядом с Альтисом, прямо на одной из карт, спал, свернувшись в клубок, пушистый черный кот. Этот смышленый зверь, часто шпионил для мага, так как Альтис мог видеть его глазами, к тому же кот мог разговаривать со своим хозяином. Конечно же, он был не простым зверем - Альтис Мангар нашел его на одном из Внешних Планов и приручил около восьми лет назад. В случае опасности, кот увеличивался до размеров льва, клыки и когти его становились острее стали, а шерсть превращалась в ядовитые иглы. Маг очень гордился зверем.
В углу шатра, скрываясь от света факелов, находился еще один участник совета - Морзак из клана Кхазарбал - знатный дуэргар, в роскошных мифриловых доспехах, не уступающих броне Дхаршоука, но на порядок лучше украшенных. На доспехах были отчеканены вензеля и руны, знаки клана и лично Морзака. Серому дварфу было неприятно находиться на поверхности, но он был связан клятвой службы Господину и, к тому же ожидал солидной добычи, по окончанию войны, которая к его сожалению до сих пор не началась. Озабоченный лишь прибылью, Морзак уговаривал генерала перейти к более активным действиям с того дня, как они разбили лагерь.
Изгнанные из Мифрилового Зала, вернувшимся королем дворфов, остатки клана Кхазарбал долгое время плутали по бесчисленным тоннелям Подтеменья, пока не наткнулись на богатое месторождение мифрила. Они хотели основать там новую цитадель, привлечь кланы дуэргаров и, возглавив их, отбить Мифрильный Зал, но этим мечтам не суждено было сбыться. Жители поверхности спустились в новое жилище дуэргаров, они тоже имели виды на драгоценный мифрил, и Морзак был вынужден заключить с ними договор, по которому две трети всего добытого мифрила отходило Господину, а оставшаяся треть - дуэргаром. Кроме того, серые дворфы должны были обучить кузнечному ремеслу слуг Господина и ковать для его воинов броню и оружие.
Решение генерала Кым Ранта поддержали все присутствующие, которые, собственно говоря, и собрались на совет только для того, что бы выразить свое согласие с мнением генерала.

Глава 5

Небольшая деревушка Искрящиеся Ручьи, состояла из восьми, расположенных на небольшом расстоянии друг от друга ферм, поддерживающих тесные и дружеские отношения. Жители деревни - гостеприимные, приветливые и трудолюбивые люди, часто собирались у здания деревенской управы, в котором главы семейств совместно принимали решения о благоустройстве деревни и организации праздников. Хозяйственные же дела каждая семья решала сама. В настоящее время перед зданием управы была построена небольшая сцена - вечером ожидался грандиозный концерт. Сам Арчион-Тиланель, знаменитый на весь Кормир скрипач прибыл в деревню, объявив о своем намерении выступить перед фермерами. Почетный глава управы, Гамсат Паркинг, разместивший дорогого гостя в своем доме не мог понять, почему столь известный скрипач приехал в их деревню и ближе к вечеру задал этот вопрос полуэльфу. Скрипач ответил, что этим выступлением он хочет вернуть часть долга своему старому другу, которому он многим обязан. Подобный ответ не удовлетворил любопытство старика, но слуга скрипача, высокий детина в плаще с капюшоном, угрожающе рыкнул на него, добавив, что Арчион должен готовиться к выступлению.
На концерт собрались все жители деревни, занявшие места еще за несколько часов до начала. Матери принесли даже грудных младенцев, прекрасно понимая, что второго шанса услышать игру великого скрипача им может не представиться. Одетый с иголочки полуэльф неспешно поднялся на сцену, держа в одной руке футляр со скрипкой, а другой приветствуя зрителей. Раздались громкие и продолжительные аплодисменты, люди перебивая друг друга, закричали слова любви и уважения, в ответ на приветствие скрипача. Арчион поднес указательный палец к губам, призвав их к тишине.
- Я хочу выразить благодарность человеку, без которого я бы не стоял сейчас здесь. - Произнес скрипач, едва только крики смолкли. - Именно благодаря Мирсару Адсиниру я прибыл в вашу деревню, что бы хоть частично вернуть ему долг, выступив перед его женой, дочерью и друзьями. Я прошу подняться на сцену супругу и дочку, моего дорогого друга Мирсара.
Фермеры расступились, давая пройти молодой женщине и девочке лет десяти. Они сияли от гордости, конечно женщина знала, что ее муж служит королю Азуну, но она и представить себе не могла, что он - близкий друг столь знаменитого музыканта.
- У Мирсара прекрасная семья, - сказал скрипач, - Но этот замечательный человек достоин счастья. Многое в моей жизни изменилось с тех пор, как я встретил Мирсара, человека, который… - скрипач подал почти незаметный знак слуге. Тот мгновенно схватил девочку, прижав к ее горлу кинжал. - …поклялся схватить меня любой ценой! - Завершил фразу полуэльф. - Так пусть же этой ценой станут жизни его близких!
Люди бросились бежать, но Арчион остановил их, угрожая жизни девочки.
- Вы же пришли слушать меня, - усмехнулся он. - Так слушайте же!
Смычок коснулся струн, производя чарующие звуки, но люди слышали совсем другую мелодию. Один за другим все они попадали бездыханными, дочка Мирсара перестала дергаться в громадных руках Шагырха, испустив дух. Неторопясь, полуэльф убрал скрипку в футляр и, вынув из кармана аккуратно свернутое послание, кинжалом приколол его к телу девочки.
- Пошли, Шагырх, здесь наше дело закончено. - Приказал Арчион. - Пришло время для заключительного действия.
- Да, маэстро, - ответил огр, подходя к телу женщины. - Дайте мне немного времени.
Спустя четверть часа, в деревню ворвался всадник на взмыленной лошади. Он промчался по площадке, усеянной трупами, и, издав полный скорби и бессильной злобы вопль, бросился к сцене.

***

Прелат Вергинзар молился Хелму за души тех, кто пал в битве с гоблинами. Всего два часа назад остатки отряда, посланного прелатом, вернулись в Малкариг. Вергинзар корил себя за смерти рыцарей и воинов, он упрекал себя за недальновидность. Следовало послать испытанных бойцов, а он снарядил новичков, только прошедших посвящение. Лишь Вексион, Данат и Натаниэл имели опыт сражений, но Вексион пал в битве, вместе с десятками воинов, брошенных в пекло. Еще когда вернулись раненые в схватке с демонами, прелат хотел послать Вексиону подкрепление, но передумал и теперь не мог найти себе оправдания.
Паладин поднялся с колен, приложившись губами к священному символу Всевидящего Ока. Его ждал долгий разговор с выжившими, и прелат был не намерен откладывать это дело.
Высочайший Страж Лургер, сидел на троне, посередине главного зала храма Хелма, проницательным взглядом смотря на троих паладинов и двух следопытов, стоящих перед ним. По левую руку от него сидел барон Айзан Шарск, правитель Малкарига - старый маг, окруженный свитой. По правую руку от жреца находилось место прелата. Вергинзар вошел в зал, кивком поприветствовав собравшихся и сел на трон.
Прелат тщательно оглядел тех, кто должен был доложить о походе, вспоминая, что он знает о каждом из них.
Сэр Данат - могучий воин, попавший в орден поистине чудесным способом. В прошлом Данат был обычным воином, глубоко верующим, но недостойным звания паладина. Он отличился в одной битве с орками, спася жизнь командиру, за что тот пожаловал ему дворянское звание. После этого путь в орден стал открыт для Даната и он уже много лет верой и правдой служил Хелму. Немного вспыльчивый для паладина, Данат, тем не менее, ни разу не запятнал свое имя и звание.
Сэр Натаниэл - образцовый рыцарь, знатный и благородный, прекрасно владеющий оружием. Именно его прелат желал видеть следующим главой ордена.
И наконец сэр Заиль - о нем прелат мало что мог сказать. Заиль был достойным рыцарем, прошедшим посвящение всего две недели назад. К тому же именно он убил демона Аша.
Двоих следопытов Вергинзар видел впервые, но уже знал, что один из них покончил с гоблинским вождем.
- Хелм открыл мне глаза, - произнес Лургер. - Теперь многое проясняется. Гоблины были лишь передовыми отрядами темной и могучей армии. Я видел их во сне сегодняшней ночью. Орки, вербиги, огры, сотни гоблинов и кобольдов. Смерть наших воинов не должна быть напрасной - нужно немедленно собрать армию и двинуть ее навстречу врагу.
Вергинзар немного удивился тираде Лургера, он считал, что сначала следует расспросить вернувшихся, но если жрецу было дано божье откровение, то он прав во всем.
- Я поведу Орден на бой с армией зла. - Сказал прелат.
- Ты поведешь не только Орден, - осадил его Высочайший Страж. - Вся армия Малкарига пойдет за тобой. Также я прикажу собрать ополчение.

***

Тобис бросил трактирщику золотой, расплачиваясь за обед. Теперь он мог позволить себе каждый день питаться лучшей едой, какая только была в Гуд Миде. В кармане весело звенело золото, полученное полуросликом в качестве аванса. Совсем недавно воришка Тобис забрался в дом помощника советника Гарпа Биггльпута, с единственной целью - поживиться чем-нибудь ценным, но был схвачен орками вместе с хозяином дома. Как оказалось орками командовал маг по имени Кардик Геерид, желавший стать правителем Десяти Городов. Он смог переманить на свою сторону гнома Биггльпута и теперь тот шпионил для мага в совете. Затем маг заключил сделку с Тобисом. Все, что требовалось от полурослика, так это приглядывать за гномом, при этом платил Кардик огромную сумму и Тобис сразу же согласился, тем более что в случае отказа, маг превратил бы его в ледяную статую. Вору было плевать на жителей Гуд Мида и других городов - он думал лишь о своей выгоде. К тому же Биггльпут служил магу верой и правдой, по его наводке орки разграбили около десяти караванов, а число пропавших без вести охотников и рыболовов росло с каждым днем.

***

Белый плащ делал его абсолютно незаметным в снегах. Лучший из воинов Брин Шандера - Диган Маилс двигался в сторону Гуд Мида, по приказу Кассия. Что-то странное творилось в окрестностях города - исчезали люди и даже целые караваны. Диган постоянно прислушивался к окружающим звукам, как будто ожидал нападения.
Всего в двух километрах от Гуд Мида он увидел банду орков, мародерствовавших над телами недавно убитых караванщиков. Маилс припал к земле и подполз поближе, внимательно следя за действиями нелюдей. Вскоре большая часть орков, груженых добычей, ушли. Оставшиеся трое принялись засыпать снегом трупы, стараясь скрыть следы. Диган никогда раньше не видел, чтобы орки прятали тела убитых врагов - наоборот они старались показать всем своих жертв в доказательство силы.
Понимая, что если зеленошкурые закончат работу, он никогда не найдет это место, Диган решил напасть на них. Меч беззвучно покинул ножны, когда воин подполз на максимально близкое расстояние. Орки поняли, что кроме них здесь есть еще кто-то лишь, когда сталь вонзилась в спину одному из них. Изо рта у орка потекла кровь и он, с бульканьем, упал. Оставшиеся похватали с земли топоры и бросились на неожиданного противника, но он увернулся от их неуклюжих ударов и контратаковал. Маилс не даром считался лучшим бойцом Брин Шандера, поднырнув под топор одного противника, он отвел оружие другого в сторону и почти мгновенно чиркнул острием меча по шее орка. Выронив топор, орк схватился за горло, стараясь остановить кровотечение, и, теряя силы, медленно опустился на колени. Последний орк, видя мастерство противника, бросился бежать. Однако Диган подхватил топор убитого врага и метнул его в бегущего орка, раскроив тому череп. Отдышавшись, Диган посмотрел на поверженных врагов и довольно потер руки. Конечно, он понимал, что ушедшие орки, не дождавшись своих, вернуться, однако у него было достаточно времени, что бы привести сюда отряд воинов из Гуд Мида.

***

Ловкие и незаметные, словно тени, дроу пересекали лес, быстро и бесшумно преодолевая огромные расстояния по ночам и останавливаясь на отдых днем. Вернин и Нар’ри были вынуждены теперь охотиться днем, что не доставляло им особой радости. Как раз наоборот - солнечные лучи были ненавистны темным эльфам, но у них не было другого выбора, ибо всю ночь дроу следовали за ведущим их Рилрином. Маг все же пересилил страх и произнес заклинание поиска, направив его на струну от скрипки. Заклятье удалось на славу - струна тут же поползла к своему хозяину с такой скоростью, что магу пришлось привязать ее к руке, чтобы не убежала. Рилрин был уверен, что они найдут скрипача через несколько дней. Рядом с магом всегда шел его брат, а чуть позади оружейник Фаэрн. Остальные дроу двигались на некотором отдалении от лидеров. Лишь Краэл зорко следил за оружейником, зная о его желании занять место Имраена. Одноухий дроу не считал подобную перспективу выгодной для себя - он многим был обязан Имраену и, по сути, служил лично ему. В случае смерти четвертого сына дома Кин’Талур, подобная участь ожидала бы и Краэла.

***

Мирсар Адсинир, лидер Серых Орлов, преследовал скрипача уже не один день. След то терялся, то возникал вновь, но Гнейл Штакил решительно вел отряд, заставляя воинов не сомневаться в его правоте. Королевский агент доверял ему, по одной только причине - без Гнейла они давно потерялись бы в дремучем лесу, в который завел их след полуэльфа. Илкас, боевой маг, пытался найти способ защитить отряд от колдовской музыки скрипача, то, что во время их прошлой встречи Арчион не использовал скрипку, было лишь счастливой случайностью, но по воспоминаниям тех немногочисленных жертв, с духами которых маг смог переговорить - музыка убивала их почти мгновенно. Маг с ужасом подумал, какая трагедия случиться, если Арчион устроит подобный концерт в густонаселенном городе, а не на большой дороге. Однако, несмотря на все зверства, учиненные полуэльфом, маг считал, что его следует судить, а не убивать, как предлогал Мирсар, они часто спорили по этому поводу и, кажется, Илкас смог убедить командира захватить убийцу живьем.
Воины устали продираться через дебри - кони были только у мага и командира, да и тем частенько приходилось вести скакунов под уздцы. За последнюю неделю полуэльф стал для каждого из них чуть ли не личным врагом и маг уже почти не рассчитывал, что они пощадят его, если выдастся удачная возможность для убийства.
К вечеру следопыт вывел их на заросшую лесную дорогу, которой никто не пользовался уже много лет. Несмотря на это, воины почти сразу поняли, что не они одни решили воспользоваться заброшенным трактом - стук копыт скачущей галопом лошади не услышал бы только глухой.
- Во следопыт! Во молодец! - усмехнулся один из воинов, поднимая арбалет. - Прямо на скрипача вывел.
- Не стрелять! - приказал Илкас. Мирсар неохотно подтвердил приказ кивком.
Вскоре воины увидели и самого всадника - это был не скрипач, а как раз наоборот - помощник Мирсара Локус. Молодой воин ехал на встречу с командиром, используя магический амулет, связанный с Мирсаром, поэтому он и смог быстро нагнать отряд.
«Вот если бы у нас была такая штуковина, нацеленная на скрипача», - вздохнул Локус, убирая в карман амулет. Он принес Мирсару горькие вести, поэтому не спешил рассказывать их.
- Ну, как съездил? - весело спросил его командир.
- Мне нет прощения, - с горечью в голосе ответил Локус. - Я не справился с заданием.
- Да неужто так сложно было передать письмо моей жене?! - усмехнулся Адсинир, думая, что друг шутит.
- Я опоздал, мой командир, - продолжил воин, слезая с коня. - Когда я прибыл в Искрящиеся Ручьи, все жители были мертвы.
Локус опустил голову, не желая смотреть в глаза командиру. Смех, готовый сорваться с губ Мирсара, точно ком, застрял в горле, агент судорожно вздохнул, не понимая, о чем говорит его лейтенант. Не желая верить в то, что он говорит.
- Все они были мертвы, мужчины… женщины… дети... Ваша дочка и жена… Полуэльф надругался над ее телом… - Локус то и дело прерывался, что бы глубоко вздохнуть. Ему трудно было рассказывать другу о новом зверстве убийцы. - А дочке Вашей вонзил в сердце кинжал с прикрепленным к нему посланием.
Воин, не поднимая взгляда, протянул Мирсару оружие и записку. Адсинир молча взял их и убрал в карман, его взгляд постепенно терял осмысленность. Теперь, когда его семья была убита, могучий воин лишился смысла жизни.
- Я прибыл в деревню сразу после убийцы, поэтому местная стража ни о чем не знает, - продолжал говорить Локус, не зная, что Мирсару все уже было безразлично. - Мы должны покончить с чудовищем! Господин, как вы и приказывали, никто кроме нас не знает имени убийцы. Никто не помешает вам свершить месть!
При этих словах Мирсар, казалось очнулся, но теперь в его глазах читался приговор скрипачу. Адсинир не был жестоким человеком, он просто исполнял свой долг, служа королю, но теперь, когда убийца поднял руку на само дорогое, что было у королевского агента, это стало чем-то большим, чем просто служба. Это стало личной местью.
Мирсар повернулся спиной к Локусу, что бы лейтенант не видел его слез. Могучий воин не мог сдержать их, он прислонился к лошадиному боку и несколько минут стоял неподвижно. Затем он развернул послание Арчиона и несколько раз прочитал его.
- Чудовище бросает мне вызов! - объявил он. - Насмехается над нами! Рассказывает, с каким удовольствием убивает! Он ждет нас в заброшенной башне Флагданского поста, наполовину заросшей лесом.
- Это ловушка, - предупредил Илкас. - Причем даже не замаскированная.
- Мне все равно терять нечего! - Отмахнулся Мирсар. - Завтра к вечеру мы будем там и положим конец его злодеяниям.
- Я пытался убедить тебя взять его живьем, - произнес маг, кладя руку на плечо командира. - Так вот, теперь я говорю - убей подонка!
Маг мельком взглянул на бумагу, прочитал несколько строк и отвернулся. Скрипач называл их жалкими и ничтожными людишками, не способными защитить тех, кто им дорог. «Я буду ждать вас. Приходите, коли, хватит смелости» - писал убийца.
Маг почти сразу понял его замысел - убийца хотел использовать скрипку, что бы убить их всех.
- Мы прикончим его, Мирсар, - пообещал Локус, помогая командиру забраться на коня.
- Нет, друг, для тебя у меня есть отдельное задание, - произнес агент. - Отправляйся в ближайший гарнизон и приведи войска к башне Флагданского поста. Полномочия у тебя есть. Я уже совершил ошибку, решив охотиться на монстра в одиночку, пришло время исправить ее. Пришло время объявить имя убийцы народу!
- Я не подведу! - Крикнул Локус, пришпорив скакуна.

***

Молодой воин вновь гнал скакуна по дороге, которая вскоре исчезла среди деревьев, но он скакал дальше, помня, что именно в этом направлении находился действующий пост с гарнизоном в несколько сотен человек. Локус часто прижимался к спине коня, но хлесткие ветви все равно били его по голове и спине. Конь бежал из последних сил, и лейтенанту стало жалко бедное животное, но дать ему передышку он не мог. Слишком важна была его миссия. Впереди уже был виден просвет, лес быстро редел и Локус облегченно вздохнул - оставалось только убедить начальника стражи выделить ему воинов, а уж это для лейтенанта было проще простого, ибо он обладал почти неограниченными полномочиями.
Расслабившись на мгновение и потеряв бдительность, Локус не заметил, как над ним нависла чья-то тень. Ястреб вцепился ему когтями в лицо, несколько раз клюнув в голову, конь испуганно заржал, поднявшись на дыбы как раз в тот момент, когда воин выпустил из рук поводья, чтобы отогнать подлую птицу. Лейтенант свалился с бешено скачущего коня, напоровшись на острый сук и оказавшись пригвожденным к дереву. Ястреб выклевал ему глаза, легкое оказалось пробито - воин судорожно пытался вобрать в себя воздух, беспорядочно дергая конечностями. Постепенно конвульсии прекратились, тело бессильно повисло на дереве, окровавленный край сука торчал из его груди.
Ястреб некоторое время смотрел на Локуса, словно проверяя - мертв он или притворяется, а затем, раскрыл клюв, точно смеясь над воином, и улетел.

Глава 6

Бледный и худощавый человек пришел в Гуд Мид, ранним утром он гордо прошел через ворота, бросив страже пару монет. Его белый плащ развевался на морозном ветре, демонстрируя дорогую кольчугу и меч, висевший в пристегнутых к поясу ножнах. Он мог бы стать жертвой карманников, собравшихся у городских ворот с первыми лучами солнца, но взгляд воина отбивал у них всякую охоту грабить его. Столь надменного и одновременно проницательного взгляда они не видели ни у кого из жителей или гостей города. Диган Маилс направлялся прямо в дом советника, не обращая внимания на, едва успевающих уступить ему дорогу, прохожих. Конечно, он заметил, что небольшая упитанная фигурка крадется за ним, но виду не подал. Дойдя до очередного дома, Диган свернул за угол и замер. Вскоре появился и его преследователь - толстячок-полурослик, одетый как мальчик из богатой семьи, но опытный взгляд воина сразу заметил, что полурослик слишком неуверенно идет, словно сапожки жали ему, что было неудивительно - большую часть жизни полурослики ходили босиком, а значит, не слишком комфортно чувствовали себя в обуви. Схватив хитреца за ворот куртки, Диган прижал его к стене и грозно спросил:
- Следишь за мной?! - воин несколько раз встряхнул полурослика, едва не размазав его по стенке. - Кто послал?!
У Тобиса душа ушла в пятки, едва только воин схватил его и полурослик был готов выложить ему все, но тут же вспомнил о ледяных статуях Кардика и прикусил язык.
Несколько секунд воин, не отрываясь, смотрел в глаза Тобису, затем Диган вспомнил, что у него есть более важные дела, чем допрашивать неудачливого вора. Встряхнув полурослика пару раз, Диган процедил сквозь зубы нечто похожее на: «еще раз увижу - убью!», бросил Тобиса на землю и пошел дальше.
Едва только человек скрылся за углом дома, полурослик облегченно вздохнул и бросился в направлении прямо противоположном, чем шел до этого, а именно - к воротам. Конечно, следить за Диганом Маилсом - а Тобис почти сразу узнал прославленного наемника, - не входило в его обязанности, но доложить о его появлении своему новому хозяину воришка был должен.

***

Ба Гыр вышел из шатра и окинул взглядом армию, готовую ринуться в бой по одному его слову. Сегодня он и его советники приняли решение начать полномасштабное наступление, но подобное решение они принимали чуть ли не каждый день - все четверо соглашались, что надо вести в бой всю армию, но что-то все время останавливало Ба Гыра, не давало ему исполнить собственный приказ. Дни напролет генерал сидел за столом, над картой и старательно вычерчивал планы атаки, один лучше другого, но окончательного варианта создать так и не удалось. Провиант был съеден до последней крошки, воины теперь вынуждены были охотиться в близлежащих лесах, что бы не помереть с голоду - основным же источником пищи стали набеги гоблинов на окрестные деревни. Армия разлагалась морально, и если бы не присутствие «Стального кулака», то воины попросту дезертировали бы. Но, даже видя такое критическое положение, генерал медлил - он не хотел брать на себя ответственность за нарушение приказа Господина. А Господин приказал ждать.
Долгие месяцы бездействовала армия Ба Гыра и лишь отряды гноллов, гоблинов и кобольдов, больше похожие на банды, прощупывали противника и получали опыт первых сражений, в то время как лучшие воины валялись вокруг костров, пели песни пьяными голосами и проводили часы в дремучем лесу, пытаясь раздобыть себе пропитание. Еще немного и забудут, с какого края за меч браться, не говоря уже о более тонких аспектах сражения. Но даже если бы с провиантом у Кым Ранта проблем не было, он все равно не смог бы создать приемлемых условий для тренировок воинов, для поддержания боевого духа и физической формы.
Кым Рант долго смотрел на своих воинов, на огромное войско, которое могло превратиться в неуправляемую толпу. Армия Кым Ранта действительно была огромна и превосходно вооружена.
Шесть сотен гноллов, заняли восточную часть лагеря. В данный момент большая часть их уже вернулась, и генерал мог слышать их лай, тявканье, вой, рык и брань. Дисциплина хромала в гноллских полках, но даже огр-генерал ничего не мог с этим поделать. Поскольку гноллы являлись, по мнению Кым Ранта, наиболее бесполезными бойцами его армии, то и вооружил он их соответственно - кожанки и копья или алебарды. Командиры получали в дополнение к этому кожаные шлемы и щиты, тоже обтянутые кожей.
К северу от гноллов расположились кобольды - в войске Ба Гыра насчитывалось около тысячи этих маленьких собакоподобных существ, которых Господин предпочитал использовать для горных и подземных работ. Однако кобольды показали себя неплохими стрелками. Вооружение кобольдов составляли все те же кожанки, а также короткие луки и кинжалы для ближнего боя (хотя в ближний бой кобольдов бросать генерал не собирался). Офицерам выдали отравленные и воспламеняющиеся стрелы, а главный командир кобольдов - Шуралтух стал счастливым обладателем зачарованного лука, стрелявшего на очень далекое расстояние.
Дальше находились палатки гоблинов, коих у Кым Ранта имелось двенадцать сотен. Когда-то племя в сотню гоблинов считалось большим, и это при том, что в счет шли не только взрослые гоблины, но и гоблинихи, и дети, и почти немощные старики. В армии Ба Гыра было двенадцать сотен гоблинов - отборных воинов.
Обмундирование обычного гоблина состояло из кольчуги, шлема, щита, копья и сабли; Командиры, понятное дело, имели более дорогие доспехи и оружие. Лучники вооружались как кобольды, с одним лишь исключением - вместо кинжала им выдавались короткие мечи. Несмотря на то, что формально гоблины подчинялись племенным вождям, большая часть их офицеров, включая и главного командира Дунгиха, назначались лично генералом или Альтисом Мангаром, которого гоблины называли Большой Шаман.
В центре лагеря, непосредственно вокруг главного шатра - штаба, разместились вербиги и огры. И тех и других у генерала было по сотне. Вербигами командовал Ван Дарг, верный и перспективный командир, которого Ба Гыр собирался сделать своим помощником. Огры являлись личной охраной генерала и ядром его армии. На вооружение и тех и других денег Ба Гыр не жалел. Все, как на подбор, в отличных доспехах и с прекрасным оружием в руках. Более того, поначалу Ба Гыр хотел, что бы его ограм ковалась мифрильная броня, но ему быстро дали понять, что лишнего мифрила, да еще в таких количествах, у Господина нет, поэтому пришлось использовать мифрилиум - сплав мифрила и обычной стали в пропорции один к двадцати. Но и в мифрилиумных доспехах гвардия стала почти неуязвимой.
Где-то неглубоко под землей, в тоннелях, вырытых едва ли не сразу, после установки лагеря, расположились дуэргары. Мрачные Дварфы, ненавидящие поверхность и все, что с ней связано, кроме, конечно же, богатства, уже установили походные кузницы и вовсю занялись работой - чинили доспехи вернувшихся из набегов воинов, точили оружие, ковали новое. Морзак обещал Ба Гыру создать нечто особенное, оружие, не имеющее себе равных.
Западную часть лагеря заняли орки - пять сотен обычных бойцов и полторы сотни воинов «Стального кулака» - элитнейшей армии Господина, рассредоточенной по всем его владениям. «Стальной кулак» находился вне орочьих племен и обычаев, каждый его воин отвечал только перед своим командиром и лично Господином. Глава «Стального кулака» был фигурой более значительной, чем генерал Ба Гыр.